Светлана Сененко (turtle_t) wrote,
Светлана Сененко
turtle_t

Categories:

Про Немцова

Когда Немцова убили, (моя) дочка спросила, кто он такой и почему с ним расправились. Так получилось, что она его не знала: сначала была маленькой, а после окончания школы уехала учиться в Штаты и стала американкой. При этом русскую культуру, прежде всего литературу, она знает не хуже меня, а вот политику и новейшую историю не очень.

Нижеследующее – что-то вроде развёрнутого и разноголосого ответа дочке, и заодно собрание наиболее интересных и близких мне публикаций на тему с иллюстрациями. Поскольку первоисточники по ссылкам могут быть не всем и не всегда доступны, сами тексты я тут же под катом приведу.

Илья Мильштейн: Убийство на том же корню.

Галина Старовойтова, когда ее убили, была политиком-маргиналом. Как и Сергей Юшенков, когда убили его. Что же касается Анны Политковской, то ее смерть, как известно, нанесла действующей власти гораздо больший урон и ущерб, чем публикации.

Так было не всегда. В иные времена Старовойтова пользовалась огромной популярностью. Юшенков был одним из самых ярких депутатов парламента. Политковская по праву считалась живым классиком расследовательской журналистики. Потом их загнали в маргиналы, потом убили.

С Борисом Ефимовичем та же история.

Бывший губернатор, бывший вице-премьер, бывший любимец Ельцина и даже, если верить упорным слухам, человек, которого первый президент РФ одно время видел своим преемником, при Путине он медленно и верно выдавливался из политики. А если куда и баллотировался, то в мэры Сочи, причем безуспешно. Он был несомненным противником действующей власти, но он не был ей конкурентом.

Тем не менее до последнего дня Борис Немцов оставался объектом ненависти в Кремле, героем публикуемых прослушек, заказных газетных и документальных страшилок, склепанных на гостелеканалах, и тут как бы загадка. Ибо нормальная политика по сути своей прагматична, и если человек не представляет опасности для власть имущих, то про него можно забыть. И книги, которые он издает, подводя итоги бесконечной путинской эпохи, можно не читать. И марши, и митинги, которые он организует и где выступает, можно не замечать.

Однако замечали, преследовали, поносили, травили – по всем правилам грязной политической игры. С ним, как и с некоторыми другими лидерами внесистемной оппозиции, обращались так, словно завтра выборы и согласно всем опросам Путин и Немцов выходят во второй тур. Били как врага и называли врагом, агентом Госдепа, пятой колонной и разными другими словами, которые в иные времена означали расстрел или лагерь, а в наши провоцировали внесудебную расправу. И он это понимал и чувствовал, всерьез опасаясь за свою жизнь.

А дело в том, что небывалый режим, выстроенный в РФ, без ненависти просто немыслим. Это духовная скрепа, на которой держится власть, и вся история путинской России есть история умело направляемой ненависти по отношению к разным людям, социальным группам, странам, народам. Сперва чеченцы, потом олигархи с их телеканалами, позже грузины, теперь украинцы, европейцы, американцы, и всегда – несогласные. Все те, кто выступал против чеченской войны, против разгрома НТВ, против разграбления ЮКОСа, против войны с Грузией, против войны с Украиной, против холодной войны с Западом. Страну трясет, как в падучей, и ритм этой тряске задают в Кремле.

Ну и заговоры, конечно, куда ж без них, если ты сам их постоянно изобретаешь и насылаешь своих убийц и в Катар, и в Лондон. После гибели Политковской Путин говорил про "людей, которые прячутся от российского правосудия, давно вынашивают идею принести кого-то в жертву, чтобы создать волну антироссийских настроений в мире". Теперь устами Пескова он рассказывает нам про "исключительно провокационный характер" убийства Бориса Немцова, и это следует понимать так, что преступление направлено против Кремля. Такая, понимаете ли, исключительная провокация, чтобы досадить Владимиру Владимировичу. Мало ему забот, вот еще и возле Кремля всадили четыре пули в оппозиционного политика.

В самом деле, кто на такое мог решиться, кроме врагов и заговорщиков? Обама? Меркель? Навальный? Жаль, Березовский умер, на него так удобно было сваливать все преступления.

Борис Ефимович был по жизни бойцом, и об этой власти, начиная с самого Путина, высказывался не чинясь. Собственно, он, один из немногих, вполне заслужил и личную ненависть президента, и если следы ведут в Кремль, то имя заказчика в суде прозвучит не скоро. Однако даже если выяснится, что Немцова, как Старовойтову в иные, предпутинские времена, убили какие-нибудь обезумевшие патриоты, вина за это убийство ляжет на власть. На тех, кто сеет ненависть в несчастном нашем социуме, призывая ошалевших от тоски и безденежья сограждан отомстить за распятого мальчика в Славянске, и они спешат покарать карателей, и убивают, и умирают. А другие, послушав начальство, проглядев очередную "Анатомию протеста" и потолкавшись на "Антимайдане", запоминают лицо внутреннего врага. Они вполне способны выследить и расстрелять его поздним вечером в центре столицы.

Есть такая статья в УК – "подстрекательство к убийству". В рамках этой статьи уже который год живет и работает администрация Кремля, и внушенная профилактическая ненависть дает богатые всходы. Все эти рейтинги, демонстрирующие нерасторжимое единство партии и народа, как в самые гнусные ветхосоветские времена. Все эти толпы, внимающие речам полоумного байкера и оголтелых мастеров культуры. Все эти войны, которые небывалая страна ведет против всего света.

Бориса Немцова, яркого политика, бесшабашного, смелого, веселого, обаятельного человека, убила эта ненависть. И в зале суда, когда и если поймают непосредственного исполнителя, о них, о подстрекателях, следует сказать особо. С той резкостью и беспощадностью, с какой говорят о людях, чья вина гораздо больше, чем вина киллера, который просто стрелял, потому что они направляли руку преступника. Эта вина масштабна и несмываема, и вся атмосфера в стране, где целый народ норовят превратить в наемных убийц, свидетельствует против власти.


АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК: Убийство на фоне Кремля

Кремль сразу начал оправдываться. Главный мотив оправданий — это провокация, то есть нам это не выгодно, мы к убийству Немцова непричастны. Так же говорили они и после убийства Анны Политковской: ее смерть приносит нам неприятностей больше, чем ее жизнь. Они сразу пытаются отвести подозрения от себя.

Политковскую убили в день рождения Владимира Путина, Немцова — в день рождение нового милитаристского праздника — День сил спецопераций. Отметили.

Политическое убийство в нескольких сотнях метров от Кремля — это, конечно, демонстрация абсолютной уверенности в своей безнаказанности. Все прилегающие к Кремлю территории контролируются силами ФСО, просматриваются камерами наблюдения, патрулируются спецслужбами и полицией. Решиться на убийство в таком месте могут только очень уверенные в своей безопасности люди.

Убийцы ехали на своей машине по Большому Москворецкому мосту от Кремля в сторону Замоскворечья. Въехать на мост со стороны Кремля можно только двумя путями: через Васильевский спуск и Варварку. Обе дороги проходят через южную часть Красной площади, где видеокамер, полиции и охраны в обычные дни больше, чем прохожих. Нет для преступления более неподходящего места в Москве, чем это. Выбрали именно его, чтобы показать свою неуязвимость.

Сергей Митрохин призвал президента Путина взять дело под свой личный контроль. Излишняя просьба. Можно не сомневаться, дело давно под его контролем. С самого начала. Хор штатных и нештатных кремлевских пропагандистов вовсю мусолит тему убийства на почве ревности и неприязненных отношений. Самые внештатные глубокомысленно отводят подозрения от Путина, поскольку ему это «политически невыгодно».

И чем громче этот хор, тем тверже уверенность, что без прямых указаний действующей власти здесь дело не обошлось. Как не обошлось при убийствах Ежи Попелюшко, Георгия Гонгадзе и других видных оппонентов деспотических режимов.


Михаил Соломатин: Крыса прыгнула

В стране, где большинство верит в существование «всемирного заговора» и «врагов народа», всегда найдется и кого убить, и кому

«Он был большой, обаятельный, совсем не такой дебильный, как в своей политической деятельности... CNN скажет, что в России поднято восстание, которому срочно надо помочь... Сейчас по всем либеральным лентам трут, что делать. А им подскажут, что именно», – комментирует убийство Немцова женщина-публицист, изумившая меня когда-то редким для российской журналистики умением беспристрастно и четко излагать свои мысли. «Я бы даже не гадала: хохлы убили. Ну, которые нацики», — пишет дама, тончайший ценитель русского и советского искусства, лучший среди знакомых мне людей специалист по нему. «Какой подарок завявшим было либерастам!», — восклицает ученый, лет 20 назад переселившийся в США и успевший даже выплатить кредит за дом с участком. «Либералы закатывают профессиональную истерику, а люди - нет, люди не плачут. Они не знают (кто забыл, кто не знал), сколько зла принес им этот покойник, но они, насколько я могу судить, понимают: либералы, как правило, ненавидят их, ненавидят Россию и стремятся уничтожить Россию — вместе с людьми», — пишет известный экономист, некогда советник Немцова (!). 11 лет назад он в телеэфире в лицо назвал Жириновского животным за то, что тот публично радовался гибели сына своего политического противника.

Это не массы, а русская элита. Это срез современной русской культуры, самой ее верхушки. Ниже еще хуже.

Всеобщая готовность порадоваться убийству политического оппонента — важнейшая черта для характеристики не просто путинского большинства, а российского социума в целом.

Эта характеристика имеет все шансы остаться в веках за отсутствием у русской культуры новых значимых достижений (она ведь сама себя уже меряет Кобзоном, которому, как известно, «нет равных» в Европе, а Звягинцева отвергает как «очернителя»). Отныне иностранцы так и будут воспринимать Россию: Пушкин, Толстой, Киселев-TV. Да она и сама так себя воспринимает: в рамках «Крым наш» и «Обама – чмо».

Провластные публицисты вслед за Д.Песковым в один голос твердят, что Немцов был совершенно незначительной фигурой и не представлял угрозы для режима. Да, в России политический вес Немцова был небольшим. Однако мироздание не заканчивается на границах России, как считает по-видимому большинство ее граждан. Немцов, как и убитая до него Политковская, был едва ли не самым цитируемым на Западе критиком Путина, а Путин, как давно известно, крайне болезненно реагирует на непочтительное к себе отношение. Отсылки к Немцову в ведущих мировых СМИ должны были регулярно встречаться Путину в подготавливаемых для него обзорах. Более того, Немцов был главным критиком любимейшего детища Путина – сочинской олимпиады. Его доклад (в соавторстве с Л.Мартынюком) «Зимняя Олимпиада в субтропиках» лег в основу многочисленных статей ведущих мировых СМИ. На большой пресс-конференции 18 декабря Путин не смог сдержать эмоции, говоря о критиках Сочи: «Давайте вспомним, как страна готовилась к Олимпиаде 2014 года. С каким подъемом, энтузиазмом мы это делали, для того чтобы устроить праздник не только для наших любителей спорта, но и для любителей спорта во всем мире. Но ведь это же очевидный факт: были предприняты беспрецедентные попытки, явно скоординированные, дискредитировать и подготовку к Олимпиаде, и сам ход Олимпиады». После этого он, не сдержавшись, заговорил о «мишке», которому не дают «гонять поросят и подсвинков по тайге». Столь откровенно демонстрируя свои глубинные страхи Путин дал понять, что считает критику олимпиады нападением на себя лично, угрозой «посадить на цепь», чтобы вырвать затем «и зубы, и когти».

Выражаясь юридическим языком, причины ненавидеть убитого у Путина были. Были и проявления этой ненависти. «Немцов, Рыжков, Милов и так далее», по словам Путина, «поураганили, в 90-х годах, утащили вместе с Березовскими и теми кто сейчас находится в местах лишения свободы, о которых мы сегодня вспоминали, немало миллиардов». Показательно, что Савеловский районный суд г. Москвы отказал в иске Немцова, Рыжкова и Милова к Путину, посчитав, что «фамилии Немцова, Рыжкова и Милова употреблены в этом вопросе не в качестве имен собственных, а исключительно в нарицательном значении». Прекрасно! Российский суд установил, что фамилия Немцова стала для Путина именем нарицательным. Это ж как надо ненавидеть человека, чтоб использовать его фамилию в качестве жупела?

Но может быть за убийством все-таки стоят противники Путина? Давайте рассмотрим такую возможность.

Говорить, что убийством Немцова хотели подставить Путина, глупо: как еще можно подставить правителя, который только что сам, по собственному почину оттяпал у соседа территорию размером с Бельгию? С самого начала крымского кризиса Запад только и делал, что пытался закрыть глаза на путинские безобразия. Сколько раз угрозы наказать Россию за грубейшее попрание международного права сводились к внесению в санкционные списки каких-нибудь Леща, Клеща и Прыща? Начнут, бывало, в США, продолжат в Канаде и Австралии, затем после долгих согласований с Обамой и звонков Меркель и Олланда Путину подключится ЕС, а там и Швейцария подтянется, но не сразу, а после обязательных консультаций и дебатов в парламенте: не с кондачка же такие решения принимать!

Рассматривать убийство Немцова как средство мобилизации оппозиционных сил еще глупее: всем известно, что российская либеральная оппозиция малочисленна и не способна не только на восстание против режима, но и на одномоментный успех в случае уличного столкновения с непомерно разросшимся путинским большинством. Если в Украине титушек явно не хватило на противостояние восставшим, то в России, стране победившего антимайдана, титушек хватит на всех и останется еще, как показали события последнего года, даже на экспорт.

Понятно, что Немцова убила либо сама власть, либо ее сторонники, доля которых в населении страны уже приближается к девяноста процентам, а если учесть критикующих Путина за недостаточную жесткость, то и к ста. Плохо скрываемая, а то и вовсе не скрываемая радость в стане «патриотов» — тому лишнее свидетельство. Однако российская оппозиция совершенно напрасно посчитала именно себя адресатом этого акта устрашения. Кремль совершенно не боится внутреннюю оппозицию, он оппонирует не ей, а Западу. Официальный российский тезис о никчемности Немцова как политика вовсе не случаен. Кремль прекрасно понимает, что авторитет Немцова на Западе гораздо выше, чем в России. Российский официоз постоянно называет происходящее в Украине агрессией США против России, намекает, что судьбу Украины следует обсуждать не с Киевом, а с «реальными хозяевами» украинского правительства.

Убийство Немцова — такой же сигнал США, как и «закон Димы Яковлева», замышлявшийся, разумеется, не против детей (кто о них вообще думал), а для того, чтобы побольнее уязвить Америку, с ее возведенной в культ любовью к обездоленным и особенно к маленьким инвалидам. Отправка такого сигнала очень важна сейчас для Кремля. Путин, конечно, продвигается понемногу на Донбассе, плетет кое-какие интриги в Европе, но Обаме проигрывает по всем фронтам. Ответные санкции, оптовая распродажа России Китаю, чтобы Европе не досталось, донбасские «котлы» — ничего из этого не долетает до главного врага — США. Мобилизовав все ресурсы, Путин так и не получил ни одного нового рычага для давления на Обаму, и остался при старом — ядерном. Но как использовать этот единственный козырь, не превратившись при этом в «радиоактивный пепел»? Только одним способом: убедить противника в своей сумасшедшей готовности нажать ядерную кнопку. Блеф надо подкреплять повышением ставок, и не одними только полетами бомбардировщиков по периметру чужих границ, а такими действиями, после которых противник скажет: «этот отморозок пойдет на все» и выйдет из игры. Отмечу, что правило, по которому победа достается не более сильному, а более решительному, Путин, по его собственным словам, сформулировал для себя еще в детстве, когда в петербургском парадном на него бросилась загнанная в угол крыса. Образ крысы так повлиял на самоидентификацию подростка, что Путин со временем полюбил считать себя загнанным зверем, которого преследуют не за какие-то проступки, а исключительно из-за всеобщей нелюбви к нему и мирового заговора против него (лучше всего он это сформулировал в Послании Федеральному собранию: «Не было бы прецедента с Крымом — Запад придумал бы что-нибудь еще»). Демонстративное убийство действительно не очень популярного в России, но в высшей степени уважаемого на Западе российского оппозиционера — это прекрасный способ продемонстрировать готовность загнанной крысы к прыжку.

Однако Путина могли и опередить. Дело в том, что образ крысы в кольце врагов Путин несколько лет транслировал через услужливые СМИ, вырастив в итоге миллионы своих подобий и создав тем самым в России совершенно особую, незнакомую и непонятную представителям других стран и культур, реальность. Теперь бесполезно гадать кому из миллионов людей с психологией загнанной крысы понадобилась голова Немцова. Царю? Кому-то из его опьяневших от патриотического подъема подданных? Или, может статься, гибкой Саломее, которая покорила царя зажигательным танцем с георгиевскими лентами? В стране, где большинство верит в существование «всемирного заговора» и «врагов народа», всегда найдется и кого убить, и кому.


Игорь Яковенко: Каинова печать

Библейская история о первом человекоубийстве выглядит по современным меркам крайне наивно. Каин убил брата своего Авеля от досады, что Господь отверг его дары, предпочтя им дары Авеля. А на вопрос Господа, где, мол, Каин, твой брат Авель, неуклюже уклонился от ответа, сославшись на то, что не сторож он брату своему.

Ситуация была бы совсем иной, если бы у Каина были свои СМИ, подконтрольная ему каинова печать. Сотрудники каиновой печати вместе с экспертами тут же сделали бы анализ убийства, из которого следует неопровержимый вывод, что Каину не было ни малейшего смысла убивать Авеля. Ведь Каин, он кто? Правильно — земледелец! А Авель — скотовод. То есть они даже не конкуренты. Поскольку народу на Земле в те времена было до обидного мало — сам Каин, да его убитый брат Авель, то каинова печать вынуждена была бы выдвинуть всего две версии убийства: либо змей по заказу Сатаны, либо сам Сатана.

• С библейских времен суть зла не изменилась, убийство и ложь по-прежнему идут рядом, но и то, и другое стало намного изощреннее. В ХХ веке мировое зло разделилось, сконцентрировавшись в двух тоталитарных режимах: гитлеровском и сталинском. В ХХІ веке львиная доля мирового зла собралась в порах путинского режима, который освободил своих подданных от совести и разума.

Самый известный лидер российской оппозиции и самый радикальный обличитель Путина Борис Немцов был убит рядом с Кремлем, в зоне повышенного контроля спецслужб и полиции. За Борисом Немцовым постоянно следили спецслужбы, о чем свидетельствуют неоднократные публикации его телефонных переговоров в изданиях ЛайфНьюс, сотрудники которых настолько тесно срослись со спецслужбами, что им порой поручали допрашивать пленных в Украине.

Убить Немцова в таком месте, в такое время, убить и спокойно скрыться могли только российские спецслужбы, либо те, кто действовал с ними в связке. За последние несколько лет и особенно за последний год российские СМИ создали такой океан ненависти к врагам внешним и особенно внутренним, что убийство человека, который персонально фигурировал во всех этих «Анатомиях протеста», списках «пятой колонны», человека, фамилию которого Путин упомянул среди тех, кто, по его мнению, «поураганили вместе с Березовским и утащили миллиарды долларов», — убийство такого человека выглядело в отравленном общественном сознании актом справедливости.

• Зеркальную картину отношения к Борису Немцову в России и Украине выявил социологический центр ЦИМЭС, который опросил 35152 человека в социальных сетях. Среди опрошенных — 71% россиян, большая часть остальных — граждане Украины. Среди россиян большинство из тех, кто определился по отношению к личности Немцова, оценили его негативно, в том числе 28% считают его предателем, основной целью которого было ослабить Россию и продаться Западу. Еще 10% полагают, что он был просто неэффективным политиком. Положительную оценку Немцову дали вдвое меньше россиян — 17%, из которых 10% считают его выдающимся политиком. Еще 20% дали нейтральную оценку и 25% затруднились ответить.

Принципиально иное отношение к Немцову у граждан Украины, 56% которых положительно оценили личность Немцова, в том числе 43% назвали его выдающимся политиком. Тотальная ложь в российских СМИ породила образ врага в сознании большинства россиян, более сбалансированная и адекватная информация в украинских СМИ дала принципиально иной результат в сознании граждан Украины.

После убийства Немцова российская пропаганда стала решать две задачи. Во-первых, нужно было срочно создать дымовую завесу и скрыть от глаз россиян библейскую очевидность убийства Немцова. Во-вторых, забросать напоследок грязью память убитого оппозиционера.

• Для решения первой задачи использовался тезис, что российской власти и лично Путину невыгодно убийство Немцова, поскольку живой Немцов им нисколько не мешал, а убийство у стен Кремля — это удар по репутации обитателей этого здания. Обе части этого тезиса ложны. Немцов мешал и еще как мешал. Его доклады о коррупции Путина и его окружения, о гибельных итогах для россиян путинского режима, доклады, расходившиеся миллионными тиражами, находили своего читателя и приближали конец путинского режима. Его международная деятельность сыграла свою роль в том, что мировые лидеры, наконец, поняли, что с Путиным нельзя иметь дело, и, в конечном счете, во многом благодаря Немцову для Путина замаячила перспектива Гаагского трибунала.

Что же касается принципа «ищи, кому выгодно», то его причисление к политическим убийствам почти всегда дает ложный след. С таким же успехом можно было утверждать, что Троцкий, который в 1940 году в далекой Мексике уже больше занимался разведением кроликов и кур, чем политической борьбой, совершенно точно не угрожал власти Сталина и поэтому в его убийстве надо искать, например, след США или местных кролиководов, опасавшихся конкуренции. А очевидными выгодополучателями от убийства Александра Второго были Победоносцев с Леонтьевым, или сам престолонаследник, а уж никак не повешенные и разогнанные народовольцы.

• Тем не менее, российские «эксперты» и «журналисты» в поисках убийц напряженно всматриваются в Запад, убеждая, что именно там как всегда гнездится зло. «Политолог» Сергей Марков в интервью телеканалу CNN уверенно заявил, что за убийством Бориса Немцова стоят спецслужбы Украины. Марков знает, что их целью является провокация оранжевой революции в России. И у Маркова есть неопровержимое доказательство «украинского следа»: это тот факт, что спутница Немцова осталась жива. То есть Марков проявил доскональное знание почерка украинских спецслужб: оказывается, им присущ удивительный гуманизм, который вынуждает оставлять жизнь свидетелям, в то время как другие спецслужбы мочат всех подряд.

• Публицист Петр Акопов в статье «Убили, как Распутина», опубликованной в деловой газете «Взгляд», точно знает: «Это провокация, которая выгодна только одной силе в стране — той пятой колонне, к которой принадлежал убитый политик». При этом публицист Акопов точно знает и организаторов, и исполнителей: «Это англосаксонские спецслужбы, выступающие в кооперации с людьми вроде Ходорковского или без них». Завершая свое расследование, публицист Акопов не смог удержаться, чтобы не плюнуть напоследок в убитого оппозиционера: «Убили, как Распутина. Немцову, кстати, эта фамилия подошла бы больше, чем Григорию Новых». Еще одна дивная черта запутинцев и крымнашевцев: сделав очередную мерзость, они тут же не забывают перекреститься. Не утерев губ после плевка в убитого Немцова, публицист Акопов завершает свое «эссе» православными интонациями: «Впрочем, о покойниках либо хорошо, либо ничего».

• Главная проблема, с которой столкнулись путинские СМИ, стремящиеся очернить память Немцова, — это полное отсутствие скелетов в шкафу оппозиционера. Взяток не брал, жил нараспашку, семью за границу не вывез, все его многочисленные дети здесь, на Родине. Православный, и ориентации сугубо традиционной. Стоп! Вот с этого места поподробнее! И все российские СМИ дают подробности личной жизни Немцова. Колумнист «Комсомолки» Герман Садулаев в статье «Так почему же я должен скорбеть по Немцову?» (как будто начальство Садулаева в лице Владимира Сунгоркина заставляет его скорбеть, а он вот решил обнародовать свой протест против насильственного скорбления) — так вот, в этой статье колумнист Садулаев в качестве главной причины, по которой он отказывается скорбеть по Немцову, приводит вот что: «Не стоит, наверное, в 55 лет при живой жене и взрослых детях заводить сомнительные связи с фотомоделями». Жаль, что колумнист Садулаев не развернул свою позицию в моральный кодекс, в котором было бы записано, до какого возраста стоит заводить сомнительные связи, считаются ли сомнительными связи только с фотомоделями, а, например, связи с ткачихами и поварихами, наоборот, поощряются... Поскольку колумнист Садулаев свою позицию не развернул, осталось впечатление, что он, колумнист Садулаев, отказывается скорбеть по Немцову потому, что скорбит по невозможности самому завести сомнительные связи с фотомоделями.

• «КП» — очень добросердечная газета, и ее сотрудница Алиса Титко решила утешить колумниста Садулаева и заодно воткнуть шпильку в Бориса Немцова, вдруг он и после смерти почувствует укол. Шпилька была в статье «Станиславский сказал бы Дурицкой: «Не верю», суть которой — в том, что подруга Немцова, оказывается, не любила оппозиционера. Проникнуть в сердце фотомодели Алиса Титко смогла с помощью обоняния во время просмотра интервью Дурицкой телеканалу «Дождь». Принюхавшись к телеэкрану, сотрудница «КП» Титко дала экспертное заключение: «Поймать в интервью любовные ароматы не удалось». Ну, и вела себя подруга Немцова в момент убийства совсем не так, как это обычно бывает в мелодрамах, которые, судя по всему, являются главным путеводителем по жизни для сотрудников «КП»: «Почему не подошла, не похлопала по щекам и не стала кричать: «Борис, вставай! Этого не может быть!!!» Именно так бы поступила на ее месте любая сотрудница «КП». Приговор: «За три года она так и не полюбила Бориса»...

Каинова печать, в которую стремительно превратились почти все российские СМИ, неразрывно связана с каиновой властью. Эта власть неизбежно рухнет, причем это может произойти внезапно и в любой момент. Сотрудникам каиновой печати стоило бы подумать, что они будут делать, когда это произойдет.


Виталий Портников: Площадь Немцова

Нельзя сказать, что убийство Бориса Немцова – первое заказное политическое убийство в России. Уничтожение тех, кто позволял себе оппонировать даже не режиму, а самим основам системы, сложившейся в этой стране в результате “перехвата” власти у КПСС Борисом Ельциным и КГБ, случалось и раньше – вспомним хотя бы о Галине Старовойтовой или Сергее Юшенкове.

Но никогда еще – даже если включить в этот печальный мартиролог убийства журналистов, тоже вполне привычное для России занятие – уничтожение политического оппонента авторитарного режима не было столь демонстративным. В нескольких шагах от Кремля, под объективы десятков телевизионных камер слежения, в зоне непосредственной если не ответственности, то активности ФСО.

Теперь, для того чтобы поднять планку убийств оппонентов, следующие должны проходить непосредственно в рабочем кабинете Владимира Путина во время прямой телевизионной трансляции – дальше ехать некуда. Впрочем, и в этом случае пресс-секретарь главы террористического государства и другие его соратники будут уверять, что Путин – последний человек, кому выгодно было бы убийство оппонента.

И в самом деле – зачем российскому президенту смерть Немцова? Бывший вице-премьер и возможный наследник Ельцина за годы путинского правления превратился в самого настоящего аутсайдера “большой политики” – или того, что там называется политикой, его разоблачения совершенно не интересовали широкие круги общества, уверенные, что если платят хорошие зарплаты и можно загорать в Турции, то в вопросы власти и существования государства простой человек вмешиваться не должен, а в последнее время, после “крымнаша”, так и вовсе обязан любые действия обезумевшей власти одобрять, так как на Россию “все нападают”. Оппозиционные марши – тем более на окраине столицы – тоже власти были не страшны, тем более, что часть оппозиционеров стыдливо отказалась назвать причину российского кризиса даже своим сторонникам и обойти захват Крыма и войну с Украиной, будто не они явились причиной социального краха. Словом, зачем режиму Немцов? Как сказал Дмитрий Песков, у него слишком маленький рейтинг.

Но у депутата итальянского парламента времен Муссолини Джакомо Маттеотти тоже был маленький рейтинг. Маттеотти тоже считался непримиримым радикалом даже в кругу своих сторонников – и поэтому за пару лет до смерти был исключен из Итальянской социалистической партии и вынужден был создать собственную небольшую политическую группировку, от которой и попал в парламент. Маттеотти тоже занимался разоблачением действий фашистского режима на ранней стадии его становления.

Маттеотти тоже сказал незадолго перед смертью пророческие слова, очень похожие на слова Немцова в интервью “Собеседнику”: “вы можете убить меня, но вам не убить моих идей”.

Маттеотти был похищен и убит буквально через 10 дней после своего разоблачительного выступления в парламенте – правда, не столь демонстративно, как Немцов, но фашистская Италия 1924 года была гораздо более демократической страной, чем нацистская Россия образца 2015 года. Муссолини никогда не признавал своей причастности к похищению и убийству Маттеотти – да, собственно, эта причастность никогда не была доказана. Зачем дуче было убивать Маттеотти с его маленьким рейтингом?

Но в становлении фашистского режима есть своя логика – и демонстративное убийство разоблачителя диктатуры является необходимой частью этого становления. Если мы внимательно всмотримся в прошлое и попытаемся понять, чем же на самом деле не угодил фашистам именно Маттеотти, мы увидим, что дело было отнюдь не только в политической полемики или обвинениях в фальсификации выборов. Маттеотти разоблачал коррупцию в высших эшелонах новой власти – то, чего ее чиновники опасались больше всего. Ну и кроме того его убийство стало очевидным сигналом для всей политической элиты страны – не стоит слишком высовываться. И для дуче – ему уже некуда было больше отступать…

Именно после убийства Маттеотти фашизм стал фашизмом – власть могла уже не считаться ни с чем и ни с кем. Путинский режим и так уже пересек многие “красные линии”, но, подобно муссолиниевскому до убийства Маттеотти, он все еще делает вид, что находится в рамках если не закона, то правил, установленных самой властью. Демонстративные убийства дают возможность и эти правила нарушать – оккупировать, бомбить и убивать, более не скрываясь. Эпоху после Маттеотти – как, впрочем, и после Немцова, можно определить двумя словами: маски сброшены.

Но тот, кто решается сбросить маску, должен помнить, что улицы и площади Джакомо Маттеотти есть практически в каждом городе Италии.

А улиц Муссолини нет.


Теперь иллюстрации. Вот тут по ссылке собрание фотографий: Веселый человек Жизнь Бориса Немцова: фотогалерея «Медузы» Плюс под катом несколько интересных фоток, собранных в разных местах.















И напоследок два видеоролика, один совсем короткий, но в точку, а другой подлиннее – документальный подарочный фильм про Немцова, снятый друзьями по случаю его пятидесятилетия.


Борис Немцов: «Путин -- ебнутый!»


"Немцов. Итоги"
Tags: Россия, история, политика, ссылки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments