?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Маргарет Этвуд в своей мемуарно-литературоведческой книжке про научную фантастику ( In Other Worlds: SF and the Human Imagination ) задаёт риторический вопрос (цитата не точная, пересказываю своими словами то, что прочитала у неё): "Откуда взялось у людей стремление рассказывать всякие занятные небылицы? И более того: откуда взялось у людей стремление рассказывать любые истории вообще? "

Она имеет в виду, что фантастика, как вид литературы, да и сама литература в целом, по сути является формой рассказывания (другим) всяческих (придуманных или реальных) историй. Сама Этвуд предагает разные варианты ответа, включая забавно-эволюционную: дети, чьи родители смогли донести до них судьбу неосторожного дедушки, полезшего купаться в озеро и съеденного крокодилом, имели более высокие шансы выжить и оставить потомство. Ну, понятно, при условии, что они слушали рассказы родителей и мотали их на ус.

Кроме шуток, в эволюционной идее возникновения литературы кажется есть глубокий смысл. Судя по всему, нам, людям, "естественно" воспринимать, осознавать и запоминать факты, о которых нам сообщают, и события, свидетелями и участниками которых мы сами являемся, в виде историй, сюжетов, а то и анекдотов.

При этом не редкость, а скорее правило, что если сравнить истории, "сконструированные" в сознании двух разных людей, видевших одно и то же, они могут получиться не просто чуточку другими, а прямо противоположными. Почему? Видимо, потому, что смотрим мы "разными глазами" -- исходим из своих личных обстоятельств и ценностей, относимся и оцениваем по-разному, да и просто фокусируем наше внимание на разном*.

Когда речь идёт о вещах и явлениях, затрагивающих многих, личные истории складываются в одну-две общих. Вот так сейчас на наших глазах создаются и конкурируют между собой, грубо говорят, две истории того, что происходит в Украине. В одной истории есть кровавый переворот, хунта, нелегитимная власть, бандеровцы-бендеровцы и обиженные русскоязычные люди, которых надо защищать.

В другой истории (которую, к слову, вижу и я), есть народное "достали" по отношению к обнаглевшей власти, удачное народное восстание и надежда на то, что сейчас, на волне демократического энтузиазма и повысившегося чувства достоинства людей можно будет что-то поменять в стране к лучшему: снизить коррупцию, облегчить условия для бизнеса, освободить прессу и поставить на первое место защиту прав людей.

Сейчас к этим первоначальным историям добавились новые сюжетные повороты, печальные и тревожные, каким глазами ни смотри. Весь мир видит войну России против Украины "нового типа", больше похожую на гебешную спецоперацию, а Россия и многие россияне видят гражданскую войну внутри Украины с Путиным в роли героя-защитника "новороссиян" от "галичан".

Обычно мне не очень трудно, если не принимать, то хотя бы понимать другие картинки-сюжеты-интерпретации -- не такие, как у меня. Как говорит мой брат (и думаю, что он прав), я плюралист(ка). Но толерантность и плюрализм вовсе не синонимы релятивизма. В том смысле, что отнюдь не всегда обе стороны конфликта одинаково правы в своих видениях и разумениях. Можно, к примеру, понять мотивы и личную историю психопата-убийцы, можно даже попечалиться по поводу его сгубленной души и пожалеть его маленького, но это не значит, что его можно оставить безнаказанным. Так и в случае с травлей на личном уровне или войной на уровне стран: жертвам надо помогать, а зачинщику и агрессору надо давать отпор, сам по себе он не остановится, увы.

Ощущение правоты про-украинской, про-майданной позиции тесно связано с таким понятием, как "правильная сторона истории". Мне эта метафора очень нравится, и в этом я совпадаю с нашим нынешним президентом. Впрочем, говорят, он больше противоположную метафору использует: "неправильная, или ложная сторона истории". Вот, например, его выступление полтора месяца назад: Obama: Russia 'On The Wrong Side Of History' On Ukraine -- "Обама: Россия на ложной стороне истории по поводу Украины".**

Можно сказать, что правильная сторона истории совпадает с вектором развития цивилизации.*** А неправильная, стало быть, направлена назад, к историческим этапам и парадигмам, которые человечество уже прошло и, по идее, должно было научиться выбирать верную сторону на пройденных уроках.

Так вот, в моём представлении Украина сейчас пытается пойти в нужном направлении -- тем путем, которым все нормальные страны идут, и уже довольно далеко ушли вперёд. А Россия и сама упрямо топчется на неправильной стороне, сдавая назад, в прошлый век, игнорируя его страшные уроки -- видимо потому как гонор не позволяет других догонять -- и Украине мешает.

Да, я понимаю, что лично моё мнение может быть ошибочным, хотя вряд ли. В любом случае я горжусь тем, что компании тех, кто его разделят, находятся многие прекрасные люди, которых я и раньше уважала и ценила, а сейчас тем более. Мнения некоторых из них я себе сохранила и делюсь. Начну с Киры Муратовой, я её уже цитировала в более раннем посте, тут она продолжает.

Кира МУРАТОВА: Пусть оставят Украину в покое.

Я обожаю Майдан. Он вдохновил меня как-то безумно, потому что там были в основном люди-идеалисты, а не те, которые пришли потом и стали бороться за власть… Среди этих борцов разные были.

На Майдане тоже мелькали разные, был и всякий сброд, но в основной массе это были люди, которые дошли до такого состояния отчаяния и борьбы, что уже не боялись смерти. Понимаете… Я смотрела телевизор с утра до ночи (и иногда с ночи до утра) — показывали Майдан. Он был прекрасен.

Но как во всякой революции первая часть обычно бывает возвышенной, а потом наступают другие повороты и оборотни.

Насчет Крыма…Я не знаю, было ли правдивым голосование, я много разных версий слышала… Но там много русских людей, которые хотят в Россию… Да и черт с ним, с Крымом, вот так я себе думаю.

В конце концов, лишь бы оставили Украину в покое. Вот чтобы оставили ее в покое! Украину остальную. Если уж так вообще произошло…

Там действительно какая-то сложная ситуация с Черноморским флотом, с Севастополем, с этой придуманной или непридуманной любовью к этому флоту и к этому месту.

Ну, может быть, понимаете.

Но все равно это неправильно все. Я терпеть не могу борьбу за территорию. Животную борьбу. Как кошки борются… собаки… дикие животные. Это и у людей есть. Но это отвратительно!

Я не считаю, что нужно возвращать Крым, тем более, что это невозможно. Но пусть оставят Украину…

Украина хочет быть отдельно. Вот такая маленькая слабая страна хочет быть отдельно. Нехорошо, когда сильный угнетает слабого, заведомо зная, что он сильнее. Это не просто нехорошо, а это подло. Так я считаю. Я надеюсь, что они остановятся и не станут больше приставать…

Вообще политика почти всегда — подлая. Но это — уже просто очень подлая.

— Пожелаем Украине сплотиться и сохраниться…

— Она уже сплотилась. А сохраниться… Это зависит от того, не добьют ли ее…


Ольга Седакова: Российское общество при свете Майдана

При свете Майдана российское общество (не власть, а общество) выглядит позорно. Слово жесткое, но мягче я не скажу. Это, естественно, мое личное мнение, и очень немногие в России со мной согласятся. Многих – и многих из тех, кого обыкновенно относят к интеллектуалам и «либералам», — оскорбит само название этих заметок: свет Майдана! Костры Майдана, чад Майдана, в лучшем случае, драма Майдана – это бы их устроило. То, что я знаю о Майдане, знаю от моих дорогих друзей, которые прожили эти месяцы на Майдане, знаю из прямых трансляций с места событий, знаю по откликам В.В.Сильвестрова (а чувству реальности великого художника я верю больше много другого), – все это заставляет меня говорить о свете Майдана. Я имею в виду, естественно, мирный и упорный в своей мирности Майдан, а не выходки маргиналов, на которые у нас обращено основное внимание.

Прежде всего, это свет преодоленного страха. О победе Майдана как о победе над страхом пишет К.Сигов. Когда я все это время читала ленту с размышлениями моих просвещенных соотечественников о событиях на Украине (их темы я в дальнейшем попробую перечислить) у меня почему-то вертелись в уме стихи Т.С.Элиота из «Четырех квартетов» — о «мудрости стариков». Я помнила эти стихи смутно:

Do not let me hear
Of the wisdom of old men…


Я поняла, почему это вспоминается, когда перечла все (дальше в моем переводе):

Не говорите мне
О мудрости стариков – лучше об их дури,
Об их страхе перед страхом и яростью, их страхе обладать,
Принадлежать другому, или другим, или Богу.


Дело не в том, что наши комментаторы – старики, а в том, что единственная мудрость, из которой они исходят, – это мудрость страха. Событие преодоления страха – Майдан – видится глазами людей, не вышедших из состояния страха. Они видят не то, что есть, а то, что может за этим последовать (а хорошего, понятно, не последует).

Ж.Нива писал о Майдане как о возможности нового дыхания для Европы, которая, после двух травм двадцатого века, нацизма и коммунизма, живет компромиссом и уже не имеет идеалов. Он писал об этой возможности как о мало вероятной. Нового вдохновения противостояния злу он не ждет. Европа исходит из компромисса как возможности в том числе и душевного мира. Страх любого энтузиазма слишком прочен. В России он еще крепче.

Свет Майдана – это и свет надежды. Надежда на нечто другое, чем мы уже видели, представляется безумной. Вспоминаются прецеденты: за Февралем последует Октябрь (самый частый аргумент), иначе говоря, за идеалистическим этапом революции — диктатура и террор. И дальше – гражданская война, распад страны… Так, как боятся революции в России, наверное, нигде не боятся. И у нас есть основания предпочитать все, что угодно, войне и революции. Опыт поколений. Но надежда действует вопреки всем предысториям и основаниям. Такой надежды в России нет. Мы чувствуем себя в каком-то поезде, который летит, куда его направляют, не спрашивая нас, и всё это очевидно не в наших руках. Российское общество, пережившее свою снежную весну в 2011, подавлено, как никогда.

Свет Майдана – это и свет солидарности. О чудесных проявлениях этой солидарности мы читали вести с Майдана. Эта солидарность не знала ни сословных, ни национальных границ. В России опыта солидарности нет, и в прошлом почти не бывало. Как-то, семь лет назад, я писала об этом и не буду повторяться. С тех пор изменилось не многое, но изменилось: растут новые формы волонтерства, общих гуманитарных действий, прежде у нас неизвестные.

Свет Майдана – это и свет реабилитированной человечности. Российский интеллектуал живет в атмосфере глобальной иронии, глубокого скептицизма и цинизма. Высокие, «пафосные» формы поведения и выражения заведомо не внушают ему доверия. Огромная площадь, которая с воодушевлением поет вместе национальный гимн, читает «Отче наш» — это не вмещается в представления о том, что «актуально» и «современно». Можно встретить реплики, где украинские события описываются как «архаичные» и «несовременные». Еще бы! Актуальное у нас – это злой гротеск и клоунада.

Еще один повторяющийся мотив у тех, кому не нравится Майдан, — сложность. Все не так просто, напоминают нам, абсолютного зла и абсолютного добра не существует… И те, и другие правы и неправы, главное – пусть живут дружно. Дружба с откровенными ворами? Что же, скажут мне, и те неизвестно что будут делать, когда дорвутся до власти. Эта позиция непроясняемой «сложности» подтверждается рассказами о том, что и те делают нечто жестокое, и эти… приводятся факты, преимущественно о «тех». Моральный агностицизм – это наше наследство. До сих пор отказываются сказать определенно, «хорош» или «плох» сталинизм.

Я ограничиваюсь обзором реакций интеллектуалов. О тех, кто говорит о «еврофашизме», «бандеровцах» и т.п., не хочу говорить. Таких, боюсь, подавляющее большинство. Будем считать, что они жертвы официальной «информации». Вероятно, слушать одни и те же слова изо дня в день не проходит без последствий. «Информационная война» официальной пропагандой несомненно выиграна.

Только на одном из этих общераспространенных мотивов я задержусь, потому что он посложнее, чем «фашизм» и «антисемитизм» Майдана. Это русофобия.

Выступления против собственных клептократов и практиков того стиля жизни, который условно назовем «сталинизмом» (то есть, государства, в котором власть ничем не ограничена, не отвечает перед собственным населением и не информирует его о своих предприятиях, а подданный должен быть ей «беззаветно предан») воспринимаются как «антирусские» акции. И это, к сожалению, не простой вопрос. Такой режим поддерживается из Москвы, к такому режиму – все более концентрированному – движется Россия. Окончательного разделения «русского» и «советского» у нас не произошло. Люди Майдана предприняли попытку рассечь «украинское» и «советское». Таких попыток, как мы видим из последних событий, не прощают.


Светлана Алексиевич: Красные человечки

– В недавней статье о России после Крыма в немецкой газете Frankfurter Allgemeine вы пишете о возвращении к сталинизму в России на волне патриотизма. К сталинизму, только православному. Почему такое стало возможным в России?

– Причина одна: этот маленький красный человек затаился, остался жить с чувством поражения. Потому что, во-первых, не он сделал то, что называется "перестройкой", это делал Горбачев и кучка интеллигенции. А маленький красный человек проснулся неожиданно в совершенно незнакомой ему стране. Он не хотел ничего, кроме того, чтобы хорошо жить. И никто не занимался изучением прошлого, не читал Солженицына, Шаламова. Ожидания не осуществились, потому что получился дикий капитализм, людей ограбили, страну разворовали. Конечно, ощущение реванша есть, желание маленькой победоносной войны, и оно очень глубоко сидело. И это имперское чувство великой России. Объяснения самые банальные. Единственное, могу сказать, что это не один Путин, это действительно Путин в каждом из русских. Я потеряла очень много русских друзей, и их так возбуждали слова "аншлюс", "аннексия"... И этот маленький красный человек – это не обязательно какой-нибудь работяга, это и власть, хотя у них деньги из кармана сыпятся, и все равно сознание абсолютно красное. Для Европы они все равно шпана, здесь все иначе устроено. Здесь механизм свободного гражданского государства, и это уже отлаженный механизм гражданского устройства общества. 20 лет – это, наверное, маленький срок. Помните великий спор в русской литературе Шаламова и Солженицына? Солженицын говорил, что лагерь очищает человека, поднимает, из лагеря человек выходит большим. Шаламов говорил, что лагерь – опыт, который ничему хорошему не учит, он развращает человека, он нужен только в лагере. И вот этот маленький красный человек вышел из лагеря. И что он сделал через 20 лет? Он опять построил лагерь. Прибавилось только православие в самом мракобесном его варианте.

– А в Крыму тоже был этот маленький красный человек?

– Я думаю, тут есть вина и Украины. Украина, конечно, совершенно не имела тех ресурсов. У меня много родственников на Украине, и люди очень тяжело живут. И издали начинается идеализация этой огромной страны. Ведь мы все – люди из общества насилия, у нас нет другого опыта жизни. Поэтому всякое проявление силы кажется величием. Я думаю, что Крым действительно проголосовал за вхождение в Россию. Мне самой Севастополь кажется русским городом. Но все то, что произошло, и то, как это произошло, мне кажется нецивилизованным. С таким трудом выстроили после Второй мировой войны этот мир, с таким трудом какие-то правила установили, и вдруг оказывается, что все это можно взорвать в несколько недель. Я живу с абсолютным чувством поражения, которое сейчас у многих людей моего поколения, потому что Путин совершенно похоронил мечту о том, что Россия будет европейской. Ведь мы тоже от них очень зависим, к сожалению, мы очень связаны. У нас, у Белоруссии есть европейские пути, но теперь нам продемонстрирована такая сила, что уже, я думаю, Лукашенко оказался на коротком поводке, ему уж точно не вырваться. Такие темные энергии, когда они вырываются из народа, у них очень долгая центробежная сила, и они, я думаю, будут очень долго продолжаться, может быть, и не одно поколение, несколько поколений точно будут заражены всем этим. Для русской элиты сегодняшней, по-моему, не существовало всерьез ни украинского государства, ни белорусского государства. А то, что мы говорим здесь на русском языке, это наши глубокие исторические проблемы, потому что, действительно, небольшой народ был все время угнетаем, он никогда не жил своей жизнью. И это никакой не политический замысел, это наши внутренние исторические проблемы, наши комплексы собственные.

– Как вы думаете, что далее будет с Украиной?

– Мне кажется, что дело может дойти даже до партизанской войны в некоторых областях Украины. Но мне верится, что это все-таки сильный народ. Мне нравился и первый Майдан, и второй Майдан, мне нравились люди, которые это делали. Что касается второго Майдана, там есть проблемы с "Правым сектором", с радикалами, но мне нравились сами люди. Но политики, которые потом разменивали этот Майдан, превращали его во что-то другое, это уже совершенно другая сторона дела. И мне кажется, что Украина очень слабая сейчас, и если Европа, Америка не помогут Украине экономически, политически, то это будет очень трагично. Это действительно может стать такой Югославией тут рядом. Ведь народ там очень плохо живет, и есть озлобление. И бедного человека заставить кого-то ненавидеть очень легко. А если более-менее удержат экономическую ситуацию, если найдется лидер, не такой страстный, как Тимошенко, какая-то сильная, разумная личность, трезвый человек, которого примет Запад, с которым и Россия будет считаться, – мне кажется, на этот раз Запад достаточно сплочен, и Россия почувствовала силу Запада, – тогда сохранится украинское государство. Я очень много людей знаю на Украине, они верят в свое будущее. Наверное, надо жить там, чтобы это почувствовать. Насколько я разочаровалась в некоторых своих русских друзьях, настолько меня восхитили украинские люди. Мне кажется, что у этой стране есть будущее, но вот сейчас у нее очень тяжелое время. А что касается Путина, я думаю, что ему все-таки не дадут эти военные походы осуществить, и у меня ощущение, что он и сам этого не хочет. Но просто он взял на себя некую роль, миссию такую, и теперь он вынужден ей соответствовать. А собственно, маленькому человеку трудно все время быть большим, в некоей такой мессианской позе. Мне кажется, что слишком его мистифицируют. Россия сегодня не так сильна, чтобы бросать вызов миру.

– Путин говорит про бандеровцев, говорит, что они не признают новую власть?

– И я думаю, что они даже искренне в это верят. Все исходит из одного только, что они не относятся серьезно к Украине как к отдельному государству. Им кажется, что кто-то, кто сошел с этого русского пути, – это некие предатели. Они даже со своей элитой разборки там устроили: если ты не с нами, то ты уже "национал-предатель". На этом фоне даже Лукашенко поменьше диктатор, чем Путин. Во всяком случае у нас нет этих диких законов о сексуальных меньшинствах, о защите православия. Я даже удивилась, что мы не повторили все эти глупости. Так же, как нам сложно и с европейцами. Потому что они совершенно не могут нас понять. Вот мне кажется, что США и Европа ведут себя очень разумно. Что я слышу в своем кругу и в русском? Что это слабые политики. А это современные политики, это политики, представляющие общество, людей, которые совсем не хотят надеть сапоги, взять в руки автомат и куда-то идти. Люди любят жизнь, умеют жить, у них другие ценности совершенно. Никакой военный здесь не скажет, как недавно говорил Грачев, что "наши ребята умирают в Чечне с улыбкой". Такое мог сказать человек, который... ну, я не знаю, вылез откуда-то с баррикады, на которой провел всю жизнь.


И напоследок голос из Украины, не знаменитый, но в точку: РЕВОЛЮЦИЯ ДОСТОИНСТВА. Стилистичеси пафос автора лично не очень близок, но по сути он совершенно прав, и выбор ключевого слова -- достоинство -- очень верный.

Сейчас у нас нет тех лидеров, по которым мы можем идти.

Это плохо? - Нет. Это не лидер диктовать обществу, как действовать. Это общество будет требовать от политика достойного выполнения функций, на него возложенной.

Мы не выбираем лидера, вождя - мы выбираем менеджера, человека, который, например, лучше чем я, может договориться о защите Украины от российских оккупантов. Но это не значит, что этот человек лучше меня, ведь я умею делать то, чего не умеет он.



------------------------------------------
* Интересно, что когда я попыталась найти в культуре примеры таких феноменов, то кроме двух знаменитых фильмов ("Расёмон" да "Супружеская жизнь" французского режиссёра Андре Кайата, который на самом деле представляет собой два фильма: Jean-Marc ou la Vie conjugale -- рассказ жены и Françoise ou la Vie conjugale -- рассказ мужа), ничего не вспомнила. Неужели и впрямь больше нету? А как же книги? Может, кто помнит другие примеры?

** К слову, критики Обамы эту фразу ему в вину ставят, точнее, как им кажется, злоупотребление ею -- как в этой статье, которая так и называется: Is Obama Overusing the Phrase the Wrong Side of History? Are We All? -- "Не перебарщивает ли Обама с выражением "неправильная сторона истории"? Не делаем ли мы все то же самое?" Автор не возражает против этой двойной метафоры как таковой, но он озабочен тем, что в последнее время в Штатах её стали применять налево и направо, чем девальвируют её смысл. Заодно он напоминает о её происхождении. Оказывается, первым опубликовал эту фразу на английском языке, причём, в как раз негативном варианте ("ложная стороная истории") раввин по имени Генри Перейра Мендес (Henry Pereira Mendes) в книге "В древнем Египте" (In Old Egypt) 1903 года издания.

*** Нет, я не гегельянскую и тем более не марксистскую идею имею в виду, что у истории есть некая цель, и хочешь не хочешь, а все мы туда придём, рано или поздно. Тут скорее подходит образ роста и развития отдельного человека. И человечество в целом сейчас, похоже, находится на подростковом уровне: мозги уже есть, но надо ещё расти и развиваться, а риск самовредительства велик.

Comments

reader59
Apr. 20th, 2014 11:56 pm (UTC)
"Для обычных украинцев"- "чтоб тебе жить во время великих перемен", причем "на одну зарплату", ага.
То бишь единственно рациональная позиция это ваша и хозяйки журнала - вовремя свалить.
Оставшиеся... Ну, из кого-то ведь надо делать историю. Хотя людей, конечно, жалко.
dandorfman
Apr. 21st, 2014 01:44 am (UTC)
То бишь единственно рациональная позиция это ваша и хозяйки журнала - вовремя свалить

Странный вывод. Но опять несколько не по теме.
Тем не менее, наверное Вы по-своему правы в этом выводе, если скажем хозяйка ЖЖ, копирует восторги прямо скажем, не очень умных, хоть и талантливых дам:
- Я обожаю Майдан!

Да и мне не следует запасшись попкорном заинтересованно рассматривать людей, которым очень плохо и с каждым днем становится все хуже и хуже, пока несколько негодяев наверху перераспределяют собственность и денежные потоки.
Я и сам об этом подумал и больше у себя в ЖЖ не буду ставить материалов как-то связанных с трагедией Украины.
Буду писать больше об Америке. Кстати, я так уже делаю, у меня последние материалы никакого отношения к Украине не имеют.
В общем, Ваш упрек - справедлив.

Profile

Wayne_George_turtle_t
turtle_t
Светлана Сененко

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow