Светлана Сененко (turtle_t) wrote,
Светлана Сененко
turtle_t

Categories:

Президенты и геи

Это (опять) к вопросу о том, важен ли пол политика, и нужно ли сейчас считать дополнительным плюсом (а не безусловным и практически непреодолимым минусом, как было всегда раньше) тот факт, что политик – женщина. Ну, при прочих равных условиях, конечно.

Вот эту картинку наверное все видели:


Она иллюстрирует недавнее высказывание Обамы, что он подумал-подумал и решил, что геи тоже люди геям тоже можно вступать в брак и все остальные гражданские права гетеросексуалов иметь. А вот можете угадать (если не знаете), президент какой страны стал вторым после Обамы президентом, который прямо высказался в защиту геев? Ну, хотя бы на каком континенте находится эта страна?

Вот эта женщина:


Её зовут Джойс Банда, и с апреля месяца 2012 года она работает президентом африканской страны Малави. А до этого была вице-президентом, но после того, как избранный президент-мужчина умер от болезни сердца, его по конституции сменила она.

Кстати, специально здесь задержусь на секундочку. Вы в курсе, что в Африке сейчас в двух странах президенты жещины? В Африке! Которую мы считаем отсталым регионом мира, и которая и впрямь цивилизационно пока отстаёт и решает проблемы выживания (ну, разве что кроме ЮАР, так там и у геев все права есть, прямо как в какой-нибудь Скандинавии). В добавок к Малави, это ещё Либерия, где с 2006 года правит Элен Джонсон-Серлиф, прошлогодний лауреат Нобелевской премии мира. Первый раз её избрали президентом в 2005 году, а потом ещё переизбрали в 2011.

Так вот, в своём первом же обращении к гражданам после вступления в должность главы государства, Джойс Банда заявила, что надо прекратить преследовать и уголовно наказывать людей за их гомосексуальность и отменить закон, в соответствие с которым их преследуют – так называемый "Акт о неприличном и неестественном поведении".

Казалось бы, не первостепенной важности тема в стране, где 60% пятнадцати-миллионного населения живут ниже уровня бедности? А вот и нет, вполне первостепенная. Дело в том, что, как и большинство других бедных африканских стран, Малави не может справиться со своим проблемами без западной помощи, а запад в последнее время стал прямым текстом требовать соблюдения прав человека, в частности, гомосексуалов, как условие для предоставления такой помощи.

И вот тут очень интересно получается. Африканские президенты-мужчины в ответ все как один взвились, и вместо того, чтобы пойти навстречу, стали бить себя кулаком в грудь демонстрировать свою гордость и независимость. Дескать, пущай с голоду помрём, зато не откажем себе в удовольствии проверить, кто с кем и каким образом сексом занимается, и если что не так, то как же ж можно за такое не убить, или хотя бы в тюрьму не посадить? Святое же дело. И очень благородное.

И мало кто всерьёз будет возражать, что такая реакция по сути очень мужская и даже хуже – прыщаво-подростково-мальчиковая. По крайней мере при тех гендерных раскладах, которые во многих традиционных культурах испокон веков имеют место быть. Скажу больше. Именно такие реакции – не на одно, так на другое – приводили и приводят до сих пор к большинству горячих конфликтов, войн и прочих гуманитарных катастроф, включая резню соседей.

Так вот, женщина-президент Малави стала первым главой государства в Африке, чья реакция на давление запада в сторону гуманизации оказалась и разумной, и ответственной, и очень женской, я бы даже сказала, материнской. Тоже, понятно, в традиционных гендерных представлениях.

Фактически она своим примером показала, какие приоритеты должны быть у нормальных правителей – благосостояние живых людей, а не собственные амбиции и традиционные культурные нормы, в которых эти амбиции выковывались.

Конечно, одно дело сказать, а другое сделать. Отменить закон она лично не может, это должен сделать парламент, а там скорей всего заправляют тестостероновые консерваторы. Но учитывая, что в Африке довольно сильны культы материнства и мудрой старости, можно надеяться, что её слова не пропадут совсем впустую.

И не надо думать, что исключительно запад озабочен судьбой гомосексуальных людей в Африке. Есть там уже и свои собственные борцы за права геев, включая вполне заслуженных и известных мужчин, в частности, экс-президентов Замбии и Ботсваны. Они это делают в рамках борьбы со СПИДом. Потому как можно сколько угодно просветительских кампаний проводить и даже бесплатные кондомы раздавать, но если геям приходится прятаться, то доступ и к презервативам, и к информации у них получается ограниченным, и они остаются сильно уязвимыми.

Одна незадача: никто из этих нынешних активистов ничего не делал и не говорил в пользу прав геев, пока был действующим президентом. Боялись своё президентство потерять. А вот президент-женщина не побоялась.
Tags: гендер, гомосексуальность, женское-мужское, женщины в политике, политика, права человека
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 60 comments