Светлана Сененко (turtle_t) wrote,
Светлана Сененко
turtle_t

Categories:

Про Роберта Батлера и старость (в Америке)

Несмотря на то, что "моя песня" – это выдающиеся женщины, есть такие мужчины, про которых нельзя не написать (тем более, что в рунете, о них, как правило, мало что известно). Один из них – американец Роберт Батлер, умерший этим летом в Нью-Йорке в возрасте 83-х лет. Его называют отцом геронтологии, и про него можно сказать, что он жил и умер в полном соответствии с принципами, которые исповедовал и защищал: работал практически до конца, до трех дней до смерти.

Вот так Роберт Батлер выглядел в последние годы жизни (первая фотография работы Robert Caplin, сделанная для The New York Times; вторую я нашла на сайте выпускников Колумбийского университета):



А ещё именно Батлер запустил в оборот слово эйджизм. Дело было в 1968 году, когда он давал интервью корреспонденту Washington Times (причём, не никому-нибудь, а будущей звезде Уотергейта Карлу Бернстайну). Речь зашла о сопротивлении жителей гламурного столичного пригорода (Chevy Chase ) постройке рядом с ними дома для престарелых. Батлер сказал, что видит здесь аналог сексизма и расизма – по отношению к старым людям, а поскольку возраст по-английски – "эйдж" (age), то, доведя эту аналогию до логического конца, он на ходу "сконструировал" термин "эйджизм". Это интервью вышло на первой полосе газеты, а фраза про эйджизм была напечатана отдельно крупным шрифтом. Позже он и сам написал статью "Эйджизм, ещё одна форма нетерпимости". Насколько я понимаю, у нас этот термин пока что, если и употребляются, то в более длинном варианте: дискриминация по возрасту.

Забегая вперёд, скажу ещё, что Батлер написал кучу интереснейших и даже революционных книг на тему, за одну из которых (Why Survive? Being Old in America) получил Пулитцеровскую премию в 1976 году.

Интересно, что Батлер увлёкся проблемами старости, будучи совсем молодым человеком, что крайне нетипично. Тут сыграло роль сочетание его личностных качеств и жизненных обстоятельств. Он родился в 1927 году. Его родители развелись, когда ему не исполнилось еще и года. Воспитывали его бабушка с дедушкой (родители матери). Они были фермерами, разводили кур в южном Нью-Джерси и очень любили внука. Но когда Роберту исполнилось семь лет, произшли две катастрофы: сначала умер дедушка, а потом исчезла ферма – заурядный эпизод в ходе великой депрессии. Оставшись одна "у разбитого корыта" с ребёнком на руках, бабушка Роберта, который тогда было уже почти 60 лет, не впала в депрессию или панику, а начала всё с начала и вытащила их со дна, ненароком преподав внуку жизненный урок стойкости, решительности и отваги.

Врачом Батлер мечтал быть с детства. Во время учебы выбрал специализацию гематолога, но когда дело дошло до практики, его сильно поразило пренебрежительно-презрительное отношение коллег (как студентов-медиков, так и врачей-преподавателей) к пожилым людям, которых те, "любя", называли "музеями паталогий". В то время даже в медицинской среде бытовали представления, что старость – это своего рода болезнь, один из неизбежных симпотомов которой является слабоумие.

И тут Батлеру стало обидно за бабушку. Он переключился с гематологии на психиатрию и решил заняться исследованиями того, что же на самом деле происходит с людьми, когда они стареют. Вскоре ему повезло: он пересёкся с двумя научными светилами того времени, которых тоже интересовали такого рода вопросы (правда, у них была для этого вполне резонная причина – их собственный достаточно преклонный возраст).

В результате в 1955 году Батлер, которому тогда ещё не было и тридцати лет, стал ведущим работником в первом междисциплинарном и всеобъемлющем лонгитьюдном исследовании группы здоровых (по крайней мере, на начало наблюдений) пожилых людей, обитающих в жилом комплексе для престарелых (в городе Бетесда, штат Мэриленд).

Нельзя сказать, что раньше пожилых людей совсем не изучали. Однако более ранние исследования проводились либо в клиниках, либо в институциях для содержания уже недееспособных старичков и старушек.

Исследование Батлера со товарищи продолжалось более десяти лет, и по его окончанию вышел ставший уже классическим том "Человеческое старение" (Human Aging). Сейчас эта книга является библиографической редкостью, зато дело пошло, и к настоящему времени уже проведены сотни новых исследований и написаны десятки новых книг с таким же или похожими названиями.

Вообще, Батлер со своими личными интересами появился очень вовремя (с точки зрения востребованности исследований в этой области). В течение 20-го века продолжительность жизни в тех же Штатах выросла на 30 (тридцать) лет. Это больше, чем за предыдущие пять тысяч лет человеческой истории! И сей факт уже повлиял, влияет сейчас и будет влиять ещё больше в будущем на все аспекты жизни в общесте, включая политику и структуру рынка труда.

Но велика сила инерции. По словам Батлера, до сих пор "детство романтизировано, юность идолизирована, средний возраст видится, как время работы, распоряжения властью и оплаты счетов, а старость связана с пустотой, бесцельностью и переходом в небытие".

Батлер убеждал американцев в нормальности старения, в том, что старость – это не только угасание и болезни, но и стадия жизни, в которой есть свои позитивные стороны, которыми можно наслаждаться, и возможности, которые можно реализовать.

Что касается конкретностей, то Батлер первым доказал, что сенильность (старческое слабоумие) – вовсе не обязательный атрибут почтенного возраста. Она может проявиться в результате болезни и(или) социального неблагополучия и можут усугубляться (или наоборот) из-за личностных особенностей конкретного человека.

Он же реабилитировал известную привычку пожилых людей возвращаться мыслями к эпизодам прожитой жизни. Как выяснилось, это совершенно здоровое, нормальное и полезное занятие. А чтобы изменить отношение к нему на сто восемьдесят градусов, он применил классический пиарный ход – назвал его благородно: "life review" (не знаю, как перевести поточнее, может "обзор прожитой жизни"?).

Самое, пожалуй, важное, о чём Батлер писал и говорил, когда выступал с лекциями, это то, что многие болезни, которые обычно принято считать старческими, уходят корнями в более молодые годы. В частности, для профилактики остеопороза (хрупкость костей, наступающая в пожилом возрасте; особенно сильно поражает женщин после климакса) надо с молоду стараться, чтобы в еде было достаточно кальция, плюс заниматься физкультурой, а чтобы избежать атеросклероза, избегать "джанк-фуд" (вредную еду) не только в пожилом возрасте, но на протяжении всей жизни, начиная с самого раннего детства. По этому поводу он любил цитировать высказывание джазового пианиста Эби Блейка: "Знал бы я раньше, что это так затянется, лучше бы заботился о себе".

В 1976 году Батлер выпустил (в соавторстве со своей второй женой, Мирной Льюис) ещё одну веховую книгу "Любовь и секс после 60" (The New Love and Sex After 60. Одна флоридская газета отказалась публиковать рекламу этой книжки как чересчур неприличную. К счастью, это не помешало ей стать многолетним бестселлером.

Батлер был инициатором и сооснователем целой кучи организаций, занятых изучением старости, как говорится, на самом высшем уровне, таких как Национальный институт старения (NIA) и Американская ассоциация гериатрической психиатрии (AAGP), Ассоциация (по изучению) болезни Альцхеймера (ALZ), Международный центр (по изучению) долгожительства (ILC) и многих других.

Кроме изучения, он занимался защитой прав пожилых. В частности, он написал первый вариант "Декларации прав пожилых людей" для ООН и раздела о «дискриминации по возрасту» в американском законе о трудоустройстве (ADEA).

За свою некороткую (хотя и не такую уж долгую) жизнь Роберт Батлер успел поработать учёным-исследователем, врачом с частной практикой, чиновником в системе здравоохранения, организатором учебного процесса, правозащитником, писателем и т.д. и т.п.. По этому поводу он шутил в интервью: "Это всё потому, что я не могу долго усидеть на одном месте". Зато он проявлял постоянство в главном – убеждении, что жизнь представляет собой ценность в любом возрасте, и что мы можем наслаждаться ею до самого конца. Говоря его же словами: "Когда мы говорим о старости, то описываем собственное будущее. Нам следует спросить у себя, стоит ли заранее настраиваться на элементарное выживание, если есть и другие возможности..."
Tags: Америка, ещё не вечер, книги, старение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments