Светлана Сененко (turtle_t) wrote,
Светлана Сененко
turtle_t

Categories:

Про наше путешествие (день девятый): Нью-Мексико -- музей атомной бомбы

Граница между Техасом и Нью-Мексико тоже ничем особенным не выделена (речки между ними нет – просто прямая вертикальная линия на карте), но мы её всё равно заметили.

Во-первых, именно в Нью-Мексико появились большие цветущие "кактусы" (как на самом деле называется это колючее растение, я не знаю благодаря френдессе ania_ba я теперь знаю, что эта колючка нызвается "юкка", и что она растёт ещё и в Грузии, а не только в Нью-Мексико; такое вот межконтинентальное растение :)):


А во-вторых, немедленно после пересечения границы показались горы, а главное, общий уровень окружающей земли стал медленно, но верно подниматься вместе с сороковой дорогой:


В Нью-Мексико у нас была цель – музей атомной бомбы, расположенный в крупнейшем городе штата со смешным названием Альбукерке (Albuquerque, NM). Музей, конечно, хотел посмотреть Коля, ну, а я не возражала.


Этот музей начинается не с вешалки, а с таблицы Менделеева (которую в Штатах знают под названием "периодическая таблица" без всяких имён)


Как обычно в такого рода исторически-технических музеях, было много школьников. Первый же экспонат оказался подвижным, чего мы бы сами может, и не заметили, но парочка американских лоботрясов тинэйджеров нам это продемонстрировала (ну, прямо как в наших школьных культпоходах; эх, сейчас те лоботрясы уже дедушки...):


И тут же – ещё более яркое напоминание о прошлом и о родине: плакаты на русском языке (и не на русском тоже), призывающие граждан к бдительности и ненависти к врагу:


На этой фотографии, кроме плаката с великим кормчим Мао, интересен ещё и задник – в группе школьников видна фигура смотрителя музея, высматривающего свою очередную "жертву".


Ну, и вот они – два самых главных экспоната: первые американские (собственно, не только американские, а и вообще, человеческие) атомные бомбы. Зелёная, вытянутой формы, называлась "малыш" (Little Boy), она была сброшена на Хиросиму. Жёлтая и пузатая -- у неё и кличка была соответствующая, "толстяк" (Fat Man) -– была сброшена на Нагасаки:


Рядом с Колей тот самый дядя-смотритель. Именно тут, возле бомб, он нас и поймал и не отпустил, пока не рассказал нам всё. Нет, конечно же, если бы мы выказали малейшие признаки неудовольствия и(или) желания, чтобы нас оставили в покое, он бы улетучился мгновенно. Но мы слушали внимательно, задавали вопросы (я) и улыбались (Коля). А ему видимо скучно с "лоботрясами", и он высматривает взрослых туристов, которые и послушают, и оценят его "пластинку" (после нас очередными "жертвами" стала пара мужчин лет под сорок; встретившись с нами глазами, они понимающе заулыбались).


Рассказ дяди была страшно интересный, я даже пожалела, что не взяла диктофон (кто ж знал?). Зачин его первой фразы был таков: “The funny thing…” Поймав мой удивлённый взгляд (что может быть забавного в бомбе?), он поправился – не забавная, а парадоксальная. И с этим уже не поспоришь, это и впрямь парадокс: чтобы изготовить оружие массового уничтожения, в американской пустыне построили города и заводы, давшие работу и жизнь десяткам тысяч человек.

Я никогда не задумывалась, почему эти две первых бомбы были такие разные – не только по виду, но и по принципу действия, точнее, их вид соответствовал принципу.

Сначала была изобретена зелёная бомба, урановая. Принцип действия строилася на том, что берется два куска радиоактивного изотопа урана, причём, масса каждого из них меньше критической массы. Они засовываются в два разных конца цилиндра – вот тебе и бомба. Взрыв бомбы – это на самом деле не взрыв, а соединение этих двух кусков вместе, а результат – цепная реакция, и вот это уже атомный взрыв. Соединялись эти куски довольно оригинально: один из них "выстреливается" в другой.

Несмотря на огромную разрушительную силу (по сравнению с тогдашним обычным оружием), КПД этой бомбы был на удивление низок. Урана в ней было 60 килограммов, из которых только 0,6 грамма превратились в энергию – сто тысячная часть.

Военные хотели сделать штук двадцать таких бомб. Для этого был нужен радиоактивный уран, много урана, и те самые построенные в пустыне новые города-лаборатории-заводы изо всех сил этот уран добывали – превращали нормальный уран в нужный изотоп.

Дело это было долгое и нудное – просто по сути процесса. И не только у американцев. Именно такие бомбы в это же время разрабатывали немцы и японцы, и они прекрасно знали, что много их сразу не сделаешь. Возможно поэтому японский император решил не сдаваться после первой атомной бомбёжки и уничтожения Хиросимы – его военные своетники сказали ему, что американцы просто не могли сделать таких бомб в большом количестве, и вполне может быть, что эта бомба – единственная.

Но американцы к этому времени уже сделали бомбу другого типа – плутониевую, более мощную, а главное, в отличие от урана, с которым было много возни, плутоний получался из того же урана с помощью яденой реакции и отделялся от него химическим путём – относительно легко и быстро.

С плутонием была только одна проблема: его нельзя бало запихнуть по половинным кускам в одну бомбу и "выстрелить" один кусок в другой -- такой метод с ним не работал.

Тогда придумали другой способ, более сложный и связанный уже со взрывом. "Рыхлый" кусок плутония помещался внутрь сферы из взрывчатки. Взрыв бомбы начинался со взрыва этой взрывчатой оболочки, в результате плутоний сжимался и достигал критической массы. Как следствие, бомба стала круглой.

А теперь опять немного картинок – жизнь и культура в после-атомную эпоху.


Тут много всего мелкого, чего и не разберёшь, но общее впечатление по-моему понятное:


Карибский кризис:


Бомбоубежище:


Забавно, точнее всё-таки парадоксально, что атомная бомба началась с работ женщины – дважды нобелевского лауреата (по химии и по физике), Марии Склодовской Кюри:


Ей посвящена не одна экспозиция (а ещё можно в музейной лавке футболку с её потретом купить, дорогущую, я купила -- носить конечно не буду, подарю в гендерный музей :))


Как обычно, музей распространяется на улицу. Там гораздо больше самолётов и других экспонатов, но было так холодно и ветрено, что я довольно быстро побежала греться обратно в здание:


А заканчивается экспозиция мирным атомом и идеей, что даже от такой гадости, как атомная бомба, есть прок – благодаря ей мы теперь имеем атомную энергетику (которую по хорошему надо бы быстрее да лучше развивать):


В Альбукерке мы не только бомбами занимались, но и постирали наши одёжки в автоматической прачечной вместе с местным народом. Среди клиентов была семья, состоящая из необыкновенно красивого молодого латиноса или индейца (а скорей всего смеси), его очень невзрачной приземистой жены и симпатичного сына лет пяти с ирокезом на голове -- все им улыбались, а они улыбались в ответ, и было видно, что им очень хорошо вместе.

На обеде нас обслуживал весёлый кудрявый молчел, который поведал нам, узнав, откуда мы родом, что его самый близкий френд приехал в Штаты из Украины, и этим летом они собираются вместе поехать путешествовать по Европе на великах.

А ещё в Альбукерке мы наконец купили вторую батарейку в фотоаппарат и удлинитель с дополнителньыми розетками – необходимейшие вещи в таком путешествии. Мы зашли в магазин за 15 минут до закрытия. Кроме нас и кучки продавцов, там уже никого не было. Коля пошёл бродить между рядами, а я остановилась в позе "растерянной туристки", на которую клюнула энергичная продавщица средних лет в очках похожая на меня. Получив от меня список из двух пунктов, она за две секунды нашла оба и спросила, не нужно ли что-нибудь ещё. Я сказала, что теперь не мешало бы найти мужа, на что она расхохоталась и сказала, что это не по её части.

А наши приключения в Нью-Мексико продолжились наутро уже на природе и плавно перетекли в Аризону...
Tags: война, дыбр, история, от океана до океана, технология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments