Светлана Сененко (turtle_t) wrote,
Светлана Сененко
turtle_t

Category:

Папины воспоминания. 44-й год.

Моему папе 83 года. Несколько лет назад он начал было писать воспоминания. Правда, довольно быстро остыл. А жаль... Я даже завела папе жж -- чтобы он опубликовал в нём то, что уже написал, ну, и писал дальше. Ставила ему в пример Энгелину Борисовну Тарееву, интеллигентскую штучку. Правда, потом оказалось, что ей помогают писать, а я папе помочь не могу -- между нами тысячи километров... Поэтому для начала решила опубликовать то, что уже готово, у себя в жж. Глядишь, он прочитает, да вдохновится написать новые части. Мне папины воспоминания кажутся невероятно интересными, но я понимаю, что пристрастна -- ведь это как бы моя личная предыстория... Начинаю ровно с того, с чего начал сам папа -- с сорок четвёртого года, с войны.

1944 год

У меня есть двоюродный брат Анатолий, 25 года рождения. Сын брата моего отца. Была война, и наши матери искали способы спасти своих сыновей от призыва в армию. Анатолия устроили на железную дорогу обходчиком железнодорожных вагонов. Меня определили в студенты педагогического училища, там тоже давали «броню» на время учебы. Толя так и проработал на железной дороге до окончания войны. Меня же педучилище не спасло, и 1 марта 1944 года меня призвали в армию со 2 курса (всех курсов было – три). Мне было тогда 17 лет и 2 месяца, т.е. я был еще несовершеннолетним. Мама работала в райисполкоме, была небольшим начальником, а главное, была знакома со всем районным начальством. Так она говорила про райвоенкома, что на просьбы начальства освободить кого-нибудь из сыновей от призыва он отвечал: не могу, я и своего сына призвал.

Мы тогда жили в селе Рудня Сталинградской области. Как мы в это село попали – отдельный рассказ.

Призывников со всех районов области собрали в Сталинграде, затем посадили в товарные вагоны и куда-то повезли, как потом оказалось, – в Ленинград. Ехали долго, дней 15. В вагонах соблюдался воинский порядок, был старший, по очереди несли дежурство у печки дневальные, производилась уборка вагона. Вскоре в нашем вагоне образовалась группа ребят из одной деревни, и они, вместе со старшим по вагону, который тоже был из их деревни, начали устанавливать себе привилегии, в основном заменять свои ночные дежурства на дневные, а ночные назначать другим. Такая своеобразная «дедовщина».

Как потом выяснилось, в Ленинград направлялись несколько таких эшелонов, все из областей, бывших под немецкой оккупацией полностью, или, как Сталинградская область, частично.

В январе 44 года была окончательно снята блокада Ленинграда, его промышленность заработала на фронт, и немцы, чтобы помешать этому, начали строить пусковые установки своих ракет ФАУ-1 на территории, которая у них еще осталась. Наши стали принимать меры по усилению своей противовоздушной обороны, развертывать дополнительные силы. Поскольку к солдатам, бывшим в оккупации, власть испытывала недоверие, особенно к украинцам, то и решили укомплектовать новые части ПВО украинцами, поскольку они в этих условиях не могли стать перебежчиками и предателями.

Так я попал в относительно безопасный род войск – зенитную артиллерию. И в относительно безопасный участок фронта. А ведь предстоял еще год с лишним войны, миллионы людей должны были еще погибнуть, не дожив до окончания войны.

По прибытии в Ленинград нас помыли и переодели в военную форму, бывшую в употреблении, но чистую, и разместили в казармах на окраине города.

На второй или на третий день к нам в казарму зашел офицер и стал интересоваться, кто тут имеет достаточное образование. Мои 1,5 курса педучилища ему подошли, и меня зачислили на месячные курсы химинструкторов. Эти курсы запомнились тем, что мы все, курсанты, едва не умерли от голода и холода. Спасла только краткосрочность курсов. Надо сказать, что когда мы прибыли в Ленинград, нас стали хорошо кормить. Мы получали фронтовой паек. Но на курсах этот паек разворовывали, даже хлеб. Пользуясь нашим бесправием. Каждый день, без выходных, 8 часов занятий. А потом – в лес на заготовку дров, еще на 3 –4 часа. Это март-апрель, еще холодно, обувь сырая, портянки сушили, подкладывая их под себя во время сна. Нашему начальству показалось мало добывать дрова из леса, и однажды нам приказали разобрать на дрова пустующий дом в соседнем поселке. Соседи очень кричали, возражали. Но мы дом сломали и увезли. Курсы были постоянными, и от тех, кто их закончил позже, мы узнали, что начальству курсов это даром не прошло, их судили.

По окончании курсов нам присвоили звание «младший сержант» и воинскую специальность «химинструктор». Одним из последствий этого явилось следующее. Пока мы изучали отравляющие вещества, остальные, приехавшие в нашем эшелоне, проходили курс молодого бойца, в том числе строевую подготовку, в том числе правила отдания чести. И мои недавние соседи по вагону, и обидчики, при встрече со мной переходили на строевой шаг, тараща от удивления глаза, и отдавали мне честь, так как я младший сержант, а они – рядовые.

Несколько дней спустя я получил назначение на должность химинструктора батареи в другой полк, солдаты которой были призваны из Западной украины, и я расстался с моими земляками.

Первоначально, на время формирования, мой новый полк размещался в городе, возле Троицкого собора, затем, в начале мая, батареи полка выехали на позиции вокруг города.

Зенитная батарея имела 4 пушки калибра 85 мм, которые обслуживали 71 человек: 3 офицера, 8 младших командиров, и 60 солдат. Офицеры и некоторые младшие командиры служили в армии давно, а рядовые были новобранцами.

Всем хозяйством батареи заведовал старшина – должность такая. Было и воинское звание – старшина. Старшина по должности мог быть и старшиной по званию, а мог и не быть.

Старшина нашей батареи незадолго до моего прибытия на батарею был арестован по обвинению в мародерстве, краже из пустующих квартир. Командир батареи хотел было выручить старшину, но не смог. И батарея перед самым выездом на позицию осталась без старшины.

И меня назначили старшиной батареи! В мои обязанности входило получать продукты на каждые 5 дней, на 70 человек, всего 350 сутодач (такая была мера продовольствия). Я мог посмотреть, сколько продуктов съедает один солдат за примерно год. Много, одного хлеба 280 кг. А еще мясо, крупы, жиры. Надо было организовать кухню и столовую, баню каждые 10 дней, сдачу в стирку грязного белья, и получение и раздачу чистого. Кроме того, старшина является начальником всех солдат и младших командиров. Он следит за их дисциплиной и внешним видом, проводит вечернюю проверку наличия людей и их документальный учет.

Я этого ничего не умел, и учился на ходу. Офицеры обещали помочь, но у них были свои дела и интересы.

Наша позиция была к югу от Ленинграда, недалеко от дачного поселка Стрельна, на территории, недавно освобожденной от немцев. До войны и в ее начале там был военный аэродром, который немцы разбомбили. Еще стояли сгоревшие самолеты-истребители И-16. От военного городка, где жили семьи летчиков, остались груды обломков. Кругом были следы недавних ожесточенных боев. Брошенные немцами тяжелые орудия, из которых они обстреливали город, сбитые самолеты, кучи боеприпасов и никого – людей, население бежало и еще не вернулось.

Для своих пушек мы вырыли окопы, для людей - землянки возле пушек. По тревоге занимали свои места, не одеваясь, очень быстро. Построили столовую, сарайчик для хранения продовольствия, туалет. Все это – из подручного материала по правилам военно – инженерного дела. И стали ждать налетов противника.
Tags: война, история, папа
Subscribe

  • Про Немцова

    Когда Немцова убили, (моя) дочка спросила, кто он такой и почему с ним расправились. Так получилось, что она его не знала: сначала была маленькой, а…

  • Ещё раз про свободу (и немного про семью)

    Какая интересная цитата! Слишком часто возникающая в русской истории готовность масс отказаться от свободы обусловлена, как кажется, дискомфортом…

  • Про художниц

    Записалась в новое сообщество, которого явно и давно не хватало, и всем того желаю. Вот это: FEMART. В профиле сообщества объяснено, зачем оно, и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments

  • Про Немцова

    Когда Немцова убили, (моя) дочка спросила, кто он такой и почему с ним расправились. Так получилось, что она его не знала: сначала была маленькой, а…

  • Ещё раз про свободу (и немного про семью)

    Какая интересная цитата! Слишком часто возникающая в русской истории готовность масс отказаться от свободы обусловлена, как кажется, дискомфортом…

  • Про художниц

    Записалась в новое сообщество, которого явно и давно не хватало, и всем того желаю. Вот это: FEMART. В профиле сообщества объяснено, зачем оно, и…