Светлана Сененко (turtle_t) wrote,
Светлана Сененко
turtle_t

Category:

О женщинах в науке

Часто говорят, дескать, если женщины такие же умные, как мужчины, то почему так мало женщин-лауреатов Нобелевской премии. Этим непонятливым можно, например, привести такие три истории – в качестве самообъясняющей иллюстрации.

История первая. Время: конец 19-го – начало 20-го веков. Действующие лица: Милева Марич и Альберт Эйнштейн, сначала любовники, затем супруги, а еще позже – бывшие супруги. Оба учатся в одном вузе (Милева – единственная женщина на курсе и всего пятая за всю историю университета). Они вместе занимаются, обсуждают научные идеи, помогают друг другу… И вот тут – насчёт помощи – самое интересное. Эйнштейну и в голову не могло прийти, что он может и должен разделять бытовые заботы с женой. Хотя ежели наоборот – чтобы она профессионально помогала ему в том, что он не любил, и что у него получалось плохо – это пожалуйста. В частности, хорошо известно (главным образом из их переписки), что «всю математику» для знаменитых статей Эйнштейна (включая и ту, за которую ему потом дали Нобелевку), «сделала» Милева. Однако удел женщин тогда был – не заниматься наукой, а рожать детей и вести хозяйство, на что ей и пришлось положить свою жизнь...

История вторая. Время: 50-е годы 20-го века. Действующие лица: будущие лауреаты Нобелевской Джеймс Уотсон и Фрэнсис Крик, получившие её за открытие двойной спирали ДНК, их кореш МорисУилкинс и его коллега, физик-экспериментатор, Розалин Франклин. В отличие от Милевы Марич, она сознательно отказалась от «женского счастья» и решила целиком посвятить себя тому, что ее интересовало больше всего на свете – науке.

Именно Розалин сделала рентгенограммы, посмотрев на которые Крик заметил, что форма ДНК напоминает винтовую лестницу. Но принесла показать свои изображения Крику вовсе не Розалин, а Уилкинс. В международном бестселлере «Двойная спираль», в которой Уотсон рассказывает об истории открытия пространсвенной модели ДНК, он называет Франклин ассистенткой Уилкинса, и эта ошибка не случайна – тот так к ней и относился. И в этом он мало чем отличался от остальных. В частности, женщинам тогда не было даже позволено пользоваться столовой для сотрудников. Надо понимать, что дело тут не только в практическом неудобстве – ходить обедать к студентам или «в город», а в том, что женщины были отстранены от коллегиального неформального общения.

Понимая важность этих рентгенограмм, Крик и Уотсон предложили Уилкинсу стать их соавтором. У него хватило порядочности отказаться, хотя потом он высказывал сожаление – что не дал таким образом прославиться своему институту. Впрочем, Розалин Франклин не смогла бы получить Нобелевку, даже если бы к ней отнеслись справедливо – она умерла от рака, спровоцированного рентгеновским обучением, в 1958 году, за три года до выдвижения Крика и Уотсона. Ей было 37 лет...

История третья. Время действия: 70-е годы 20-века. Действующие лица: аспирантка в области нейробиологии Кэндис Перт, её научный руководитель Соломон Снайдер и два других его аспиранта – Джон Хьюз и Ханс Костерлиц. Надо сразу сказать, что у Кэндис довольно гнусный строптивый характер и довольно необычные для учёного представления. Будучи аспиранткой, она, в общем, вопреки воле своего научного руководителя решила заняться поиском специальных рецепторов в мозгу, «настроенных» на приём сигналов от опиатов. И нашла! Это была настоящая бомба. Но продолжать работать вместе они не стали – надо понимать, по обоюдному согласию. С тех пор Перт занимается, вообще говоря, чёрти-чем, но это для нашей истории не важно. Важно то, что, продолжая начатое ею, два друих аспиратна Снайдера открыли эндорфины – «внутренние», «естественные» опиаты, которые организм вырабатывает сам себе, без того, чтобы колоться или нюхать. За это открытие им троим была пожалована премия Ласкера. Она имеет репутацию пред-нобелевской для биологов. В отличие от покорной Милевы и невезучей Розалин, Кэндис устроила большой кипиш по поводу того что её имя не было включено в команду лауреатов, а главное, добилась того, что её признали аторитетом в этой области, без рекомедации которой нельзя было давать Нобелевскую премию Ну, и ясный пень, рекомендацию без себя она не дала...

Да, она наверное поступила не очень благородно, и американская наука из-за неё возможно стала менее признанной (на одну нобелевку). Зато теперь есть надежда, что очередная «команда мальчиков» будет более аккуратно себя вести по отношению к «помогавшей» им «девочке»... Ну, и, глядишь, пройдёт какой-то срок, и уже не надо будет спрашивать: «где они, женщины-лауреаты?...»

Вот они, какие:
Милева Марич:


Розалин Франклин:


Кэндис Перт:
Tags: выдающиеся женщины, женщины в науке, сексизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments