?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Про свободу

Сначала короткая цитата из свежего интервью: Лев Гудков: «Если за все отвечает один человек в стране, через какое-то время иллюзии в отношении его способностей превращаются в раздражение»:

Идентификация себя с «великой державой» была и остается очень важным механизмом индивидуальной и коллективной компенсации состояния хронического чувства униженности в повседневной жизни, зависимости от произвола власти, социальной беспомощности и инфантильности, оборотной стороной слабого Я.


И ешё одна, чуточку побольше, оттуда же:

Российская политика на Украине, сочетающая военный шантаж и демагогию, дала мощную консолидацию населения вокруг власти. Голоса критиков явно стихли, а сами оппоненты оказались в информационном загоне, их влияние резко уменьшилось. Риторика «возрождения России как великой державы», которая сегодня «возвращает свои земли», а не теряет территории, как это было после распада СССР, защищает русских на Украине, которым угрожают националисты, бандеровцы, «киевская хунта», противостоит давлению и критике Запада и т.п. – все это имело сильный эффект квазиморальной консолидации, вызвало массовую поддержку действий властей.

[...] Вот есть человек, живущий от зарплаты до зарплаты, бедный, завистливо глядящий на то, как богатеет российская вороватая бюрократия, начальство, на те хоромы и «мерседесы», что показывает ему телевизионный экран. У него нет шансов на улучшение жизни, и он это понимает. В его частном существовании ничего не изменилось и нет никаких перспектив на будущее, он постоянно живет с ощущением зависимости от произвола власти, своей незащищенности, подавленности обстоятельствами. Для него брежневское правление, когда «нас боялись и уважали», когда все жили скромно, но «зато мы делали ракеты», представляется на фоне сегодняшних коррупционных скандалов идеализированным временем расцвета «супердержавы». Это очень важный механизм компенсации убожества и хронической бедности частной жизни, выражение комплексов неполноценности (и индивидуальных, и национальных).


Там вообще много интересного, а эти цитаты мне нужны, потому что они точно про то, о чём я писала десять лет назад в статье, которую сейчас часто вспоминаю в связи с последними событиями. Вот эту: Украина между Россией и Западом: какую свободу мы выбираем?

И картинка оттуда же:


Тогда, в 2005 году, даже у меня были сомнения, а есть ли на самом деле разница между украинским и российским выбором. Оранжевая революция как бы и победила, но всё довольно быстро вернулось на круги своя. Сейчас вот опять появилась надежда, что Украина наконец-таки выбрала свободу "по-западному", по крайней мере евромайдановские настроения были имено такими.

Понятно, что выбор между индивидуальной и коллективной свободой не связан с мифическим национальным менталитетом. Ведь в конце концов, когда эту разницу стали впервые замечать и описывать, вместе с Россией, в группу, выбиравшую в качестве высшей свободы слияние в экстазе с великим народом и его вождём, входила Германия. Немцы собственно первыми и артикулировали этот феномен. Сейчас же Германия прям-таки образец современной западности.

А всего и делов-то, что её элита и власть перестали народ давить и патернализировать, и наоборот, стали стимулировать самостоятельность, инициативу и разномыслие. Причем, опять же -- западная часть страны, начавшая этот процесс раньше, и продвинулась дальше. Но разница между восточной и западной Германией, хоть и ощущается, говорят, не принципиальная и не фатальная. И не всё так уж плохо на востоке -- например, откуда самый лучший и долгоиграющий канцлер? Вот то-то же...

А теперь я хочу привести здесь у себя в полном виде текст той своей статьи, благо она не очень длинная.

Украина между Россией и Западом: какую свободу мы выбираем?

«В настоящее время в мире существуют два великих народа... Это русские и англоамериканцы. ...Американцы преодолевают природные препятствия, русские сражаются с людьми. ...Американцы одерживают победы с помощью плуга земледельца, а русские — солдатским штыком... В Америке в основе всякой деятельности лежит свобода, в России — рабство. У них разные истоки и разные пути, но очень возможно, что Провидение уготовило каждой из них стать хозяйкой половины мира».

Таким пассажем завершается первый том исследования французского историка и социолога Алексиса Токвиля о демократии в Америке (изданного в 1835 году). Интересно, что в России эти слова предпочитают цитировать (впервые — в пушкинском «Современнике»), упуская весьма нелестную, но, пожалуй, главную мысль о противопоставлении американской свободы и российского рабства. За полтора века, прошедших с тех пор, «свобода по-американски» стала общепринятым стандартом всего западного мира. Собственно, эпитет «американская» применительно к этой свободе неточен. По сути, в Америке впервые на практике была реализована идея свободы, которую продумали и сформулировали западноевропейские мыслители XVIII и XIX веков, главным образом французы и англичане.

«Отрицательная свобода» — поздний цветок культуры

О какой свободе идет речь? По определению русского философа ХХ века Георгия Федотова (эмиграция которого из большевистской России не случайно в конце концов привела его именно в Америку), это личная и социальная свобода одновременно. Свобода личности от других личностей, от государства и подобных ему принудительных общественных союзов. Другими словами, под свободой понимается невмешательство — фундаментально негативная концепция. Предполагается, что каждый человек обладает собственным набором вкусов, желаний и склонностей и стремится вести свою жизнь в соответствии с ними. Конечно, у него не получится достичь этого полностью, потому что его стремления неизбежно будут пересекаться со стремлениями других людей. Тем не менее вокруг него должен существовать определенный вакуум, который ему «позволено» заполнить всем, чем он пожелает. Даже если в глазах других эти желания будут неразумны или вредны для него самого. Единственным оправданием вмешательства в свободу действий любого человека является самозащита — во избежание вреда, который может быть нанесен другим. Отсюда вытекает и роль государства — предотвращать столкновения желаний и стремлений разных людей.

Одно из наиболее ранних определений такой свободы принадлежит Бенджамину Констану (1767—1830), интеллектуалу и политику, швейцарцу с французскими и голландскими корнями, получившему образование в Англии и большую часть жизни проведшему во Франции. «...Это индивидуальные права быть субъектом исключительно закона, право не быть арестованным или задержанным, или приговоренным к смерти, или жертвой плохого и жестокого обращения в результате деспотичной и капризной воли одного человека или группы людей. Право каждого человека выражать свое мнение, выбирать сферу деятельности, распоряжаться своей собственностью, даже испортить или потерять ее, если ему так хочется, приходить и уходить без разрешения и без указания причин и мотивов для этого. Право каждого выражать свою связь с другими — будь то обсуждение общих интересов, исповедование своей религии или просто совместное времяпрепровождение, в соответствии с собственными представлениями о том, что такое хорошо проведенное время. Наконец, это всеобщее право влиять на действия правительства с помощью избрания части его публичных служащих или с помощью своих представителей, петиций, требований, которые власти обязаны более или менее учитывать...»

Эту же мысль развивает в своем классическом эссе «О свободе» английский философ и экономист Джон Стюарт Милль (1806—1873): «Во-первых, это внутреннее царство сознания, требующее свободы в самом понятном смысле; свобода мыслей и чувств; абсолютная свобода мнения по всем предметам. Свобода изъявления и опубликования мнений может показаться подпадающей под другой принцип, так как задевает прочих, но будучи почти столь же важной, как свобода мысли, по сути неотъемлема от нее. Во-вторых, свобода вкусов и занятий, возможность строить жизнь в соответствии своему характеру; делать то, что нравится. В-третьих, из такой свободы каждого следует, в тех же пределах, свобода групп, свобода объединения для любых целей, лишь бы не вредили остальным (предполагается, что объединение добровольное и без обмана). Какова бы ни была форма правления, общество, где эти свободы не уважают, не является свободным. Каждый — страж своего здоровья — умственного и физического. Человечество больше выиграет, позволяя людям жить по-своему, чем принуждая жить «как надо» с точки зрения остальных».

Именно на такой свободе зиждется современная западная демократия. И, как написал в эссе «Две концепции свободы» еще один выходец из России, крупнейший философ либерализма ХХ века сэр Исайя Берлин: «Если эта свобода нарушается, то индивидуальная воля загоняется в рамки слишком узкие даже для минимального развития природных человеческих способностей, а без этих способностей люди не только не могли бы добиваться целей, которые они считают благими, правильными или священными, но и были бы не способны просто ставить эти цели перед собой. Отсюда следует, что необходимо провести границу между сферой частной жизни и сферой публичной власти. Где ее провести — об этом можно спорить и заключать соглашения».

Такой свободы не было ни в античности, ни в средние века. Федотов назвал ее поздним и тонким цветком культуры. По словам Милля, «Прежние социумы считали себя вправе регулировать все детали частной жизни, утверждая, что в крошечной республике, которой постоянно угрожают вторжения и мятежи, даже в краткие промежутки отдыха нельзя позволить себе целительный эффект свободы». Однако и в новое время ей грозит опасность: «В мире вообще растет стремление увеличить власть над личностью, поскольку все перемены стремятся усилить общество и ослабить личность. Это — не случайное зло, которое само собой исчезает, — наоборот, оно будет расти. Желание и правителей, и граждан навязать свои взгляды и пристрастия так энергично поддерживается свойствами человеческой натуры (у одних лучшими, у других худшими), что его вряд ли сдерживает что-либо, кроме недостатка власти».

«Иная, лучшая свобода...»

Поразительно звучит мини-рецензия Пушкина на исследование Токвиля о демократии в Америке, которую он вставил в отзыв о другой книге из американской жизни («Рассказ о пленении и приключениях Джеона Теннера»): «С изумлением увидели демократию в ее отвратительном цинизме, в ее жестоких предрассудках, в ее нетерпимом тиранстве. Все благородное, бескорыстное, все возвышающее душу человеческую — подавленное неумолимым эгоизмом и страстию к довольству... такова картина американских штатов, недавно выставленная перед нами». Вряд ли Пушкин не понял главную идею работы Токвиля, восхищавшегося американской демократией, и прямо говорившего о ней как о примере для других стран. И вряд ли поэт оставил без внимания пассажи, в которых Токвиль противопоставляет американцев и россиян. Свой ответ французскому аристократу, очарованному буржуазной американской демократией, Пушкин сформулировал в знаменитом стихотворении «Из VI Пиндемонте»:

Недорого ценю я громкие права,
От коих не одна кружится голова.
Я не ропщу о том,
что отказали боги
Мне в сладкой участи
оспаривать налоги
Или мешать царям
друг с другом воевать;
И мало горя мне —
свободно ли печать
Морочит олухов,
иль чуткая цензура
В журнальных замыслах стесняет балагура.
Иные, лучшие мне дороги права,
Иная, лучшая
потребна мне свобода...


С легкой руки поэта идея «иной, лучшей» свободы, которая в его интерпретации скорее похожа на «эстетический анархизм» и несбыточную мечту, была подхвачена и разработана многими русскими мыслителями. Тут важны два момента, по которым свобода «по-русски» обычно противопоставляется «западной». Первый — это идея «русской воли» в противовес «западной свободе»: «русские вольны, а потому нет им предела, меры, закона». А второй — идея «внутренней свободы» в противовес «внутренней несвободе» западных народов, их «порабощенности внешним». Как писал Бердяев: «В русском народе поистине есть свобода духа, которая дается лишь тому, кто не слишком поглощен жаждой земной прибыли и земного благоустройства. ...Русский человек с большой легкостью... уходит от всякого быта, от всякой нормированной жизни... Россия — фантастическая страна духовного опьянения...».

Не стоит однако заблуждаться по поводу уникальности русской поэтической и философской мысли, исполненной стремления к идеальной свободе и презрения к компромиссам и балансам общественных интересов. Похожие настроения были распространены среди немецких мыслителей XVIII века, и особая роль в разработке концепции «иной свободы» принадлежит Иоганну Готлибу Фихте (1762—1814).

Современная Фихте Германия переживала тяжелые времена. С одной стороны — унизительные поражения от внешнего врага, политическая раздробленность, экономическая слабость, темнота и невежество народа, а с другой — абсолютная зависимость от собственной верховной власти. В столь печальных обстоятельствах у человека неизбежно возникает ощущение собственного бессилия, и свобода мыслится как что-то практически нереализуемое и в то же время как идеальное, глубоко и страстно желаемое. Естественным ответом со стороны личности является уход во внутренний мир, возникновение доктрины внутренней свободы. «Да, мое тело и мое имущество во власти тирана, но моя душа, мой внутренний мир ему недоступен... Если законы материального мира, лихая власть неправедных правителей, каприз судьбы, несчастливые обстоятельства не позволяют мне получить то, что я хочу, я могу убить в себе желания и, тем самым, стать более счастливым...». Примерно так рассуждали греческие и римские стоики, ранние христиане... Корни этой доктрины связаны с идеей о двух сторонах личности: духовной, внутренней, нематериальной, вечной, с одной стороны; и внешней, эмпирической, подчиненной законам материального мира, с другой. По-человечески такая реакция понятна и заслуживает сочувствия, однако вряд ли ею стоит гордиться, ибо уход во внутренний мир является по сути всего лишь высокой и благородной формой доктрины «зеленого винограда». По меткой аналогии Исайи Берлина, «если у меня болит нога, есть два способа лечения — с помощью лекарства или с помощью ампутации...».

В своей философии Фихте опирается на теоретические рассуждения Канта, для которого индивидуальная свобода была священной. Однако, оттолкнувшись от идеи об автономной личности, готовой подчиняться только внутреннему голосу собственного самосознания и собственной совести, Фихте пришел к тому, что «подлинное я», диктующее законы свободы, является персонифицированным принципом, общим для всех людей. Следующий шаг превратил этот принцип в коллектив — человечество, расу, нацию... Пройдя полный круг, мы вернулись к тому, что индивидуальное самоопределение стало коллективной самореализацией, а нация — собранием унифицированных волеизъявлений в стремлении к моральной истине. Завершающий шаг — потребность в лидере, способном задать правильное направление коллективному маршу; и понимание свободы как подчинения воле лидера. Вот он — философский источник знаменитой формулы Оруэлла из антиутопии «1984»: «свобода — это рабство»! В защиту Фихте надо заметить, что он говорил об идеалистической и трансцендентной воле, имеющей мало общего с реальной жизнью реальных людей. Однако его последователи довели эти мысли до логического конца и перевели на практический язык. Концепция Фихте стала базой для идеи, что свободная нация — это победительная нация, что свобода — это власть и что завоевание и свобода — одно и то же.

...Две идеи свободы, франко-американско-английская и немецко-русская, представляют собой два непримиримых взгляда на жизнь — либеральный и авторитарный, открытый и закрытый. И тот факт, что понятие свободы является центральным символом в обоих, выглядит и поразительно, и зловеще. Вдохновляет то, что современные нам немцы смогли перенять и усвоить якобы «чуждую им» концепцию свободы. И не только немцы... Главным оплотом «иной» свободы на сегодняшний день остается Россия. Какую свободу выберут украинцы?..

На всякий случай. Может казаться, что философские вопросы, типа какую свободу выбрать, далеки от насущной жизни. Но дело-то в том, что без нормальной свободы "по-западному" насущная жизнь больше похожа на прозябание. И очень характерно, что в гимне Украины, к некоторым пассажам которого у меня есть претензии (главная -- апеллирование к "братьям"; так и хочется туда "сестёр" как-то инкорпорировать), есть вот такие слова: Душу й тіло ми положим за нашу свободу. Да, если уж погибать за что-то, то именно за неё, за свободу. Хотя лучше, конечно, свободно жить в свободной стране...

Comments

( 23 comments — Leave a comment )
dandorfman
Jun. 3rd, 2014 04:55 am (UTC)
Вы меня извините, Светлана, но на следующий день после того, как украинские самолеты выпустили по центру Луганска 8 ракет:
http://vir77.livejournal.com/332890.html
и эти ракеты убили никаких не сепаратистов, а просто женщин, которые гуляли в парке ставить теоретические рассуждения нa тему Украины несколько не вовремя.
Киев посылает убийц и террористов, которые бомбят украинский город.
Но почему-то именно убитых женщин и детей считает террористами.
А Вы как бы ко всему этому хотите подойти философски.
Не время философствовать!
turtle_t
Jun. 3rd, 2014 12:15 pm (UTC)
Спасибо, хоть не сказали, что у меня руки в крови, а что мне делать, и время ли мне философствовать, я как-нибуть сама разберусь.

Хочу только напомнить, что в Украине идёт война, и будет идти она, увы, долго, потому что тот, кто её развязал -- тот же самый, кстати, кто давит свободу своих подданных в России-- подбрасывает в неё дровишки.

Продолжая философствовать скажу, что сейчас-то даже у него не хватит силёнок быстро и без жертв прекратить эту войну, потому что у войны свои законы развития -- как у огня: пока не выгорит само, не прекратится. Ну, а если ещё и старательно поддерживать огонь, то может гореть вечно. Напомнить про Израиль?

PS Это я написала вообще, не лично для вас -- с вами разговарить на эту тему бессмысленно, поскольку я считаю убийцами и террористами вооружённых идиотов, которые, как выразился один из них в опубликованном недавно (посмертно) письме, не хотят прикрываться семьёй и работой, а очень хотят пострелять. Так что не трудитесь, пожалуйста, мне отвечать и разводить флейм -- всё равно удалю.
mikaelena
Jun. 3rd, 2014 08:37 am (UTC)
Я вседа думала, что Украина,выбрала себе идеальный путь к процветанию, а именно полярная двупартийность. Так живут самые эффективные демократии мира: тори/виги, республиканцы/демократы, а на Украине были оранжевые/регионалы.
Примерно равные силы и постоянная сменяемость власти, не дали бы выстроить жесткую коррупционную вертикаль, были бы более-менее твердой гарантией честных выборов, и, постепенно лет за 10, амплитуда колебаний курса страны уменьшалась бы , и оранжевые и регионалы были бы вынуждены "делать хорошо" электорату, т.е. народ получил бы демократию и улучшения.
Это было бы намного лучше, чем в РФ.
Майдан и переворот все испортили.
turtle_t
Jun. 3rd, 2014 12:19 pm (UTC)
В Украине и сейчас можно сказать полярная двупартийность плюс много разных других партий. Никуда украинское свойство "два украинца, три гетьмана", не делось. Но сейчас появился шанс сделать эту дву- или многопартийность настоящей, а не липовой -- когда один коррупционный клан сменяет другой, как в каком-нибудь Пакистане.

Порит этот шанс война, потому что забирает силы и оттягивает на себя внимание тех, кто должен следить за властью, не давать ей скатиться в старую колею.
mikaelena
Jun. 3rd, 2014 01:00 pm (UTC)
Не соглашусь. Регионалов больше нет, точнее они больше не сила,а болото парламентское. Остальные партийки не в счет. Я предполагаю, что Украина пошла по пути РФ и намерена строить олигархическую вертикаль с марионеточной оппозицией, только это все пока в зачаточном сотоянии как было у нас при Ельцине.
Плохо, что говорить.
turtle_t
Jun. 3rd, 2014 01:11 pm (UTC)
Украинские регионалы были партией власти, аналогом российской Единой России. Со всеми вытекающими. А что будет в Украине, мы ещё посмотрим. Самое плохое там пока что -- это война.

PS Чисто к слову. Вообще, российское (очень популярное) отношение к украинским событиям по типу: "у нас это уже было", -- меня, извините, смешит. До Украины россиянам ещё як до Кыива рачкы (до Киева ползком).
mikaelena
Jun. 3rd, 2014 01:42 pm (UTC)
Ну посмейтесь, если смешно.
А я порадуюсь, что РФ и украинская свобода далеки; это хорошая новость, правда.
dandorfman
Jun. 3rd, 2014 12:24 pm (UTC)
Вы знаете, такое развитие событий мне не пришло в голову. Более того, я прочел десятки тысяч слов на тему этих ужасных событий, но никто не написал то, о чем догадались Вы. Вы - умница!
Браво!
mikaelena
Jun. 3rd, 2014 01:11 pm (UTC)
Спасибо.
Вы знаете, я считала это очевидным, неким общим местом, но украинцы очень удивляются. Они так не думали, то есть им всем нравится эта мысль, но она всегда для них новая, так что может быть я неправа.
Украинцам в любом случае виднее, какую страну они хотели иметь, какую демократию строили.
dandorfman
Jun. 3rd, 2014 01:15 pm (UTC)
Я скопировал Ваш комментарий к себе в ЖЖ, как отдельную запись.
mikaelena
Jun. 3rd, 2014 01:43 pm (UTC)
На здоровье.
e0stre
Jun. 3rd, 2014 01:26 pm (UTC)
Я сильно подозреваю, что свобода, которую выбрал Георгий Федотов, нынче существует только у тех, кого мы называем hillbillies …
turtle_t
Jun. 4th, 2014 01:44 am (UTC)
Если можно, разверните, пожалуйста, вашу мысль, а то я не очень её поняла. Почему вы считаете, что "свобода, которую выбрал Георгий Федотов, нынче существует только у тех, кого мы называем hillbillies?"
e0stre
Jun. 4th, 2014 12:44 pm (UTC)
Я думаю, что ни в одной стране, которую мы называем цивилизованной, люди совершенно не свободны от вмешательства правительства и его структур в жизнь личности. Мы все огорожены запретами и разрешениями, сбором информации и прочим. Вот как-то так.
turtle_t
Jun. 4th, 2014 01:00 pm (UTC)
А, понятно. Ну, с этим ни Федотов, ни Берлин, ни другие апологеты отрицательной концепции свободы никогда не спорили. Более того, ключевая часть их рассуждений была посвящена исследованию такого рода вмешательств. В частности, что лучше: (1) когда можно всё, кроме того, что явно запрещено; (2) когда можно только то, что явно разрешено.

Свобода по-западному -- это реализация первого варианта. Понятно, что, как всегда с живыми людьми, таких реализаций может быть бесчисленное множество.

А вот второй вариант -- вообще не свобода.

Это если очень в двух словах.
e0stre
Jun. 4th, 2014 01:03 pm (UTC)
хорошо сформулировано. Особенно по второму варианту - если не разрешено, то по умолчанию запрещено :) Конечно - не свобода вообще.
roveindusk
Jun. 4th, 2014 08:52 am (UTC)
Эта самая "внутренняя свобода" - эскапизм в чистом виде по-моему. В хреновых внешних условиях без возможности их изменить и желания/сил рискнуть всем и тем самым так или иначе об них убиться - вполне себе способ пережить. Вот только если это сделать основой жизненной философии, да еще и в массы нести, картинка получится крайне безрадостная. И еще любопытно - уж не отсюда ли берутся шизоиды.
turtle_t
Nov. 24th, 2014 04:32 pm (UTC)
Не прошло и полгода, как я увидела неотвеченный коммент. Исправляю ошибку и отвечаю. Да, я тоже считаю, что "внутренная свобода" и эскапизм -- одного поля ягоды. А разница между ними наверное в том, что эскапизм может быть свободным выбором, а такой вот "внутренней свободой" многим приходится довольствоваться, когда выбора по сути нет.
roveindusk
Nov. 24th, 2014 04:57 pm (UTC)
Похоже на то. Хотя и с внутренней свободой некоторый выбор есть - верить в эту иллюзию или нет.
turtle_t
Nov. 24th, 2014 06:10 pm (UTC)
Да.
peter_nothing
Jul. 6th, 2014 01:52 pm (UTC)
к слову о свободе и равноправии... только сейчас наткнулся на новость на mail.ru:

"«С женщинами лучше не спорить и лучше не вступать с ними в пререкания. Но госпожа Клинтон и раньше не отличалась особым изяществом в выражениях. Ничего, мы с ней встречались после этого и мило беседовали на различных международных мероприятиях. Думаю, что и в этом случае можно было бы найти общий язык. Когда люди переходят определённые границы приличия, это говорит не об их силе, а об их слабости. Но для женщины слабость — это не самое плохое качество», — сказал Путин в интервью телеканалу TF1 и радиостанции Europe 1 в ответ на просьбу прокомментировать слова Клинтон о том, что то, что Россия делает в Восточной Европе, похоже на то, что делал Гитлер в 1930-е годы"

и ведь интересно, что в целом, он отражает позицию современного российского социума...
turtle_t
Nov. 24th, 2014 04:36 pm (UTC)
Да, мелкая шпана правит российский бал.
akatov99
Dec. 31st, 2014 10:30 pm (UTC)
Так и не могу понять из своего провинциального Highland park(NJ) чем майдан* в Киеве, сбросивший законного президента под бандеровскими лозунгами законнее майданов на Востоке Украины, не захотевших подчиниться самопровозглашенной киевской власти(русского телевидения у меня нет).
------------------------------------------------------------------
*видел и слышал по интернету горящие шины, коктейли Молотова, гоящих и искалеченных миллиционеров, демократическую "москиляку на гиляку" и т.д.
( 23 comments — Leave a comment )

Profile

Wayne_George_turtle_t
turtle_t
Светлана Сененко

Latest Month

December 2016
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow